Шестаков Андрей Леонидович

1631
ПОДЕЛИТЬСЯ

Андрей Леонидович Шестаков — первый лесник Верхне-Тазовского заповедника.

Андрей Леонидович Шестаков – имя, пробуждающее теплые воспоминания у всех, кому довелось дружить и работать с этим человеком.  Андрей Леонидович родился в Красноселькупе – селе, где лес и река не просто окружают жителей, а становятся неотъемлемой частью их жизни. Но лишь немногие из сельчан готовы не только брать у леса и реки те дары, которые предлагает им природа, но и отдавать взамен часть своей души, искренне переживать за судьбу лесного мира и жизнь свою посвятить сохранению природного богатства. Андрей Леонидович – один из тех редких бескорыстных людей, которые слово «надо» употребляют не с местоимением «мне», а со словами «природе», «лесу», «реке», а потом идут в этот лес и своими трудолюбивыми руками делают так, чтобы не людям в лесу, а ле́су с пришедшими сюда людьми было уютно и безопасно.

Родился Андрей в семье работящих родителей: мама, Мария Петровна, свой век отдала районной больнице, отец, Леонид Михайлович, до заслуженной пенсии проработал участковым милиционером. Леонид Михайлович пользовался большим уважением у жителей района. Любовь к родной природе, охоте, рыбалке – это у Андрея от отца, да и сам он потом брал в лес детей, в которых души не чаял.

После окончания средней школы Андрей поступил в лесной техникум в городе Талица, отслужил в армии и, получив диплом, вернулся в родительский дом. Так лес стал не только увлечением, но и профессией молодого парня. Была у него мечта – сделать заповедной территорию реки Худосей для сохранения уникальной природы поймы. Но жизнь распорядилась иначе. Чуть за двадцать было Андрею, когда в 1986 году в Красноселькупском районе создается новый природный заповедник – Верхне-Тазовский, по площади превосходящий некоторые государства. Территория заповедника охватила нетронутую тайгу верховий реки Таз – нехоженую глухомань, самый центр бывшей Российской Империи.

В селе Красноселькуп, районном центре, в небольшом здании сельсовета организовали контору заповедника. Не раздумывая, Андрей устраивается на работу – самым первым инспектором лесной охраны. А дальше – заброска на территорию в среднее течение реки Поколь-кы, жизнь в палатке, строительство переходной избы, таежный быт – романтика и тяжелый труд. После первой избы появляются другие, затем – основательно, по-сибирски рубленый дом в верховьях реки – кордон Верхне-Покольский, позже — кордон в устье реки Ратта. Работал Андрей Леонидович много, с душой, самозабвенно, и всегда с шуткой-прибауткой, с веселой подковыркой в лучистых темно-карих глазах. Красивый человек и в деле красив, так и притягивает взгляд! Недаром его друзья бережно хранят фотографии, на которых он в работе – то избу рубит, то на обходе. Его внимательный взгляд уловит любую мелочь – неаккуратная зарубка будет стесана, неровность выправлена, и так в любом деле! Андрей Леонидович относился к тому редкому типу людей, которым поддавалась и тяжелая работа, требующая большой физической силы, и кропотливая, требующая аккуратности и точности. Во всем Андрей добивался высочайшего качества. Сети вязал мастерски! Рыбак был отменный, вдумчивый, серьезный. Вставал он рано, дел за день переделывал много, даже на отдыхе время не терял, читал, особенно исторические книги. В Андрее чувствовалась та спокойная рассудительная русская сила, сибирская основательность и надёжность, которая так привлекает людей. Но к выбору друзей Андрей Леонидович тоже подходил серьезно. Для него слово Напарник – это был самый верх доверия к человеку. Напарник – это тот, кому и душу откроешь, и лучшее отдашь, и предательства от которого ждать не будешь, потому что всякое бывает в тайге, а бескорыстно выручить может только истинный друг. Ну и собака, конечно, — существо, которому позволено быть рядом, даже когда хочется уйти от всех людей! Сокол, а потом Ветка сопровождали Андрея в заповеднике постоянно. Неизменной добротой светились веселые глаза Хозяина, когда с мягкой улыбкой говорил он о своих собаках. Крепкий хороший чаек, какой Хозяин очень любил, с собакой он, конечно, не делил, но вот на охоту брал всегда! Четвероногие напарники помогали добывать и соболей, и белок, лосей, оленей, птицу разную, с ними  поднял Хозяин несколько берлог. За плечами Андрея сотни километров лесных троп, богатейший опыт выживания в таежных условиях. Отличное знание природы и заповедного дела, неравнодушное отношение к своей работе, честность и справедливость во всем позволили Андрею Леонидовичу пройти путь от лесника до государственного инспектора и заместителя директора по охране территории.

Люди живут – пока их помнят, а если помнят добром – они живут вечно. Так до сих пор живут названия ручьев, которые подарил им Андрей Шестаков – Золотой, Ключевой, Лосиный, и много других ручьев и заповедных урочищ. С душевной добротой и уважением вспоминают своего друга сотрудники заповедника «Верхне-Тазовский», когда ходят по его тропам, останавливаются в избах, где сами стены хранят тепло его рук. Это – то доброе наследие, которое он оставил людям после себя, его дар своим друзьям, коллегам, тем, кто и в будущем будет ходить по этим тропам и останавливаться в этих избах. А уж скольким людям он сделал добро при жизни! Со стороны – просто лесник. Но если каждый, кому когда-то помог Андрей, расскажет об этом, то из этих мозаичных житейских кусочков сложится образ по-настоящему хорошего человека. «Хороший человек — это тот, вблизи которого мне легче дышится», — сказал советский писатель П.А. Павленко. Вот и кажется иногда, что так легко дышится в лесу потому, что сама душа Андрея Леонидовича Шестакова, его мысли, добрые чувства, его любовь к людям и к этому лесу растворены в ароматах таежного поднебесья и питают всякого, кто входит в лес с открытым сердцем.

Авторы: Кижеватова А.А.,  Крутиков А.В.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ