ПОДЕЛИТЬСЯ

Автор: Е. Головина.

Для природоохранников, ученых и органов власти республики Казахстан май 2015 г. ознаменовался трагическими событиями, в которых вопросов до сих пор остается больше, чем ответов. В степях началась массовая гибель сайгаков – животного, занесенного в республиканскую и Международную Красные книги.

 

Буквально за 10 дней общее число павших сайгаков достигло более чем 120 000 тысяч особей. При этом падёж не только продолжается, но и распространяется на всё новые районы страны, как сообщают СМИ республики Казахстан. Это почти половина Казахской популяции этого животного.

Сайгак — парнокопытное млекопитающее из подсемейства антилоп. Число сайгаков в Казахстане с 1992 по 2003 годы вследствие браконьерства сократилось в 50 раз (с почти миллиона до чуть более 20 тысяч особей). С 2003 года благодаря мерам, принимаемым Республикой Казахстан по охране вида, численность сайгаков постепенно росла. По информации министерства сельского хозяйства республики, в 2014 году численность сайгаков в Казахстане составляла 256,7 тысячи особей. В частности, во Бетпакдалинской популяции, в которой сайгаки при миграции не пересекают государственных границ Казахстана, их численность выросла с 3 тыс. в 2003 году до 215 в 2014 г.

Гибель животных в степях, начало которой зафиксировано  10 мая, была обнаружена в Костанайской области. Менее чем за 2 недели эпизоотией оказались охвачены 3 области республики: Костанайская, Актюбинская и Акмолинская. Судя по кадрам, отснятым местными телекомпаниями, степь буквально усеяна трупами погибших животных. У погибших сайгаков вздуты животы, а носы и пасти — в крови. Практически все павшие животные — самки и их детеныши. Самцов каким-то чудом инфекция обошла стороной. Причина бедствия до сих пор неясна.

По предварительной версии во всем виноват пастереллез – острое инфекционное заболевание. Возбудителем пастереллеза диких животных являются бактерии рода Pasteurella. Возбудитель присутствует в норме практически у всех животных, но является условно патогенным (как  кишечная палочка, которая при определенных условиях вызывает дизентерию у человека).

Условиями перехода условно-патогенного возбудителя пастереллеза в остро-патогенную специалисты называют:

  • холодная зима — ослабление животных после зимовки;
  • засушливое начало весны с недостатком корма на фоне весенних миграций, что вызывает  дальнейшее ослабление животных, включая самок на поздних стадиях беременности;
  • дождливая и холодная весна — развитие неоптимального для животных состава травостоя с нарушенным балансом микроэлементов.

При этом протекание болезни обычно скоротечное, никакое лечение не оказывается эффективным даже для домашних животных при ранней постановке диагноза и приводит к летальному исходу обычно  в течение трех дней.

Однако результаты экспертизы пока неизвестны. На помощь уже приехали иностранные эксперты — из Великобритании и Германии. В Минсельхозе Казахстана ожидают прибытия и ведущих российских специалистов. Анализ займет несколько недель.

Сейчас во всех пораженных эпидемией регионах идёт утилизация погибших животных. Специальные бригады захоронили уже свыше сорока тысяч туш. Министерством сельского хозяйства объявлен карантин в трех пострадавших областях.

В то же время в ряде СМИ Казахстана появились публикации, связывающие массовую гибель животных с неудачным запуском ракеты-носителя «Протон-М»16 мая:

http://tengrinews.kz/events/na-meste-massovoy-gibeli-saygakov-nayden-tainstvennyiy-shar-275106/

По версии некоторых экологов, из-за аварии огромная территория оказалась зараженной ракетным топливом – гептилом. Есть даже сведения о том, что на месте массовой гибели сайгаков в Костанайской области обнаружен «неизвестный шарообразный предмет». Информацию об этом подтвердил представитель региональной прокуратуры Аскар Сыздыков на брифинге 22 мая, сообщает издание «Наша газета». «Да. Он диаметром 60 сантиметров. Экспертиза показала, что никакого превышающего радиоактивного фона от него нет. В данное время шар доставлен в акимат Амангельдинского района. Скорее всего, это часть космического корабля», — заявил Сыздыков.

Специалисты и представители власти республики заявляют о том, что связи между пуском «Протона» и эпизоотией сайгаков не существует. http://www.nomad.su/?a=7-201505270013

Об этом сообщил исполняющий обязанности председателя Аэрокосмического комитета министерства по инвестициям и развитию Казахстана Меирбек Молдабеков. «Насчет мора сайгаков, это, конечно, связано может быть, с экологией, а также с космодромом. Но если посмотреть в региональном разрезе, то Костанайская, Акмолинская и Актюбинская области далеки от Байконура. Мы думаем, что нет прямой связи, но мы будем исследовать», – сказал Молдабеков на заседании комитета по международным отношениям, обороне и безопасности сената (верхняя палата) парламента. 

Хроника:

10 мая. В Костанайской области были обнаружены первые 117 мертвых сайгаков.

16 мая. В Амангельдинском районе Костанайской области обнаружен падеж диких сайгаков в количестве 856 голов. Семнадцатого мая дополнительно обнаружен и подсчитан падеж диких сайгаков, который составил 710 голов. Всего обнаружено 2,584 тысячи голов сайгаков. Производится сбор и утилизация погибших диких животных

19 мая. По состоянию на 20.00 минут захоронено 19 231 трупов сайги. На ликвидацию ЧС задействовано 515 человек и 76 единиц техники

20 мая. В Актюбинской области работники Тобыл-Торгайского резервата накануне обнаружили на территории Иргизского заповедника свыше 68 погибших сайгаков. В Иргизский район выехал заместитель акима области. Создана специальная комиссия. По предварительной версии, причиной гибели сайгаков, как и в Костанайской области, может быть пастереллез.

21 мая. Число погибших в Костанайской области Казахстана сайгаков достигло почти 28 тысяч, сообщил в четверг департамент региона по чрезвычайным ситуациям.»С начала работ захоронено всего 27,681 сайгаков», — говорится в сообщении департамента. Массовый падеж сайгаков продолжается и в Актюбинской области. В урочище Сункария на территории Иргиз-Торгайского резервата погибло уже 1 375 антилоп.

22 мая. Массовый падеж сайгаков зафиксирован в третьем регионе Казахстана — в Акмолинской области на севере республики уже погибли около 1 тысячи животных, сообщает департамент по чрезвычайным ситуациям региона. На месте работает комиссия по подсчёту точного количества павших животных. Число погибших в Костанайской области Казахстана сайгаков составляет 80-85 тысяч, сообщает вице-министр сельского хозяйства Республики Ерлан Нысанбаев.

26 мая. Число погибших от пастереллеза сайгаков превысило 120 тысяч, сообщает пресс-служба министерства сельского хозяйства республики Казахстан. По данным ведомства, в настоящее время работы по утилизации сайгаков в Костанайской и Актюбинской областях завершены. «Количество павших животных в этих регионах составило 112 475 особей. В Жаркаинском и Жаксынском районах Акмолинской области на данный момент утилизировано 8502 туши. Из всего количества погибших животных 90% составляют самки», — говорится в сообщении. Мероприятия по мониторингу за состоянием диких животных и выявлению причин падежа продолжается.

28 мая. В Казахстане создают правительственную комиссию по выявлению причин падежа сайгаков, сообщает пресс-служба сельского хозяйства республики. «Премьер-министр Казахстан Карим Масимов поручил создать Правительственную комиcсию по выявлению причин падежа сайгаков в 2015 году на территории Костанайской, Акмолинской, Актюбинской областей», — говорится в сообщении.

На данный момент информации о новых потерях нет. Нет пока и точных данных о том, что вызвало эту трагедию. На месте работает комиссия специалистов, в составе которой – и российские ветеринарные врачи. Мы будем следить за ситуацией на нашем сайте.

Ситуацию комментирует Ольга Переладова, к.б.н., Руководитель Центрально-Азиатской программы WWF, Член SSC IUCN, член научного совета Европейской сети по крупным травоядным (LHNet) 

— Как вы оцениваете ситуацию?

Ситуация реально катастрофическая – и мои коллеги в Казахстане и я ее, конечно, отслеживаем. Известны относительно недавние случаи острых эпизоотий пастереллеза у сайгаков. В 2010 году в Уральской популяции прошла эпизоотия пастереллеза, в результате которой из 24 тысяч погибло 12 тысяч животных. Отдельные случаи пастереллеза отмечались в северной части ареала Бетпакдалинской популяции в 2011 году (гибель десятков особей), в 2012 году – Жангельдинском районе —  926 особей. Но надо отметить, бывали случаи и пострашнее, и в Казахстане, и в Монголии.

Падеж казахстанской сайги повторяется через определенные промежутки времени:

  • Весной 1981 года на территории бывшей Тургайской области погибло 180 тысяч голов сайги,
  • в феврале-апреле 1984 года в Западно-Казахстанской области — 250 тысяч голов,
  • в мае 1988 года — около 500 тысяч голов.

Что ждет популяцию сайгаков Казахстана? Возможно ли падение численности за критический уровень?

Сейчас, пока нет результатов анализа, прогнозы строить нет смысла. Что же касается «критического» уровня численности, нам известно несколько обнадеживающих примеров похождения популяциями копытных пресловутого «бутылочного горлышка» — сокращения генетического разнообразия популяции вследствие критического  падения ее численности, с последующим его восстановлением.

В сборнике «Степной бюллетень» в 2014 г. (№40) http://savesteppe.org/ru/archives/11193

была опубликована моя статья под названием «Бояться ли «бутылочного горлышка». Приведу пример прямо оттуда:

«Значительный объем генетических исследований сайгака и других близких видов копытных проведен М.В. Холодовой с сотрудниками (ИПЭЭ РАН; Кузнецова и др., 2002; Сорокин и др., 2004; Холодова и др., 2003, 2005). Благодаря работам этой группы, известно, что в группировке джейранов, развившейся из 12 особей, завезенных в начале 1980-х гг. из Бадхызского заповедника на о-в Огурчинский (Туркменистан, Каспийское море), генетическая изменчивость сейчас больше, чем в донорской популяции в самом Бадхызе (Сорокин и др., 2011). Этими же исследователями показано, что в Экоцентре «Джейран» (Узбекистан) генетическое разнообразие современной популяции джейрана, выросшей из небольшой группы основателей, заметно выше, чем было в исходной группе (Сорокин и др., 2012).

Очень выразительны примеры прохождения «бутылочного горлышка» популяциями бухарских оленей – причем речь идет не о тысячах животных, а о десятках. В 1960-х годах из заповедника «Тигровая балка» в Таджикистане было завезено 12 оленей в заповедник «Рамит». Во втором –третьем поколении в растущей группировке действительно наблюдались уродства, в том числе «олени-убийцы» с рогами без ветвей, которые на турнирных схватках с другими самцами наносили соперникам смертельные раны; этих животных приходилось отстреливать. В дальнейшем случаи появления уродств регистрировались не чаще, чем в естественных популяциях благородного оленя. По достижении численности 150–200 особей эту группировку оленей стали использовать как донорскую для реинтродукции на новых территориях – в заповеднике «Бадай-тугай» (Узбекистан) и охотхозяйстве «Карачингиль» (Казахстан). Переселяли по 12–15–18 животных, что стало вторым «бутылочным горлышком». В течение последнего десятилетия олени из Карачингиля использованы для реинтродукции в долине Сырдарьи – и это уже третье «бутылочное горлышко» за полстолетия. Однако никаких уродств, повышенной смертности и др. отклонений не наблюдается.

Наконец, рост популяции самого сайгака в Бетпакдале – это прямое опровержение опасений, что за сокращением численности следует снижение приспособленности: за последние 12 лет эта популяция увеличилась практически в пятьдесят раз – с 3 до 150 тысяч! К 2014 г. их численность достигла уже 215 000. Это при том, что в начале восстановления доля самцов была крайне мала, что, соответственно, очень ограничивало возможности размножения и рост численности».

Нужны ли будут какие-либо специальные меры для ее восстановления?

Судя по тому, что, например, Уральская популяция потеряла в 2010 году почти половину животных (12 из 26 600), а уже в 2013 по учетам в ней вновь было 26 300, главное – это сейчас не допустить вторичного заражения и загрязнения экосистем – т.е. захоронить трупы, не допустить их разложения на воздухе. А далее —  нужны ровно те же меры, которые Республика Казахстан успешно осуществляет уже 12 лет – охрана, работа с населением. А с остальным популяция справится. 

Мы будем следить за ситуацией.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. 1. Вышеупомянутая статья является как-бы ответом на мою публикацию «Сайгак в Казахстане: эффект бутылочного горлышка?», напечатанную в этом же сборнике.
    2. В Иркутском охотоведческом сборнике 2014 г. опубликрована моя вторая работа «Сайгак в Казахстане: зоологический вид или порода», в которой выражается мнение, что «бутылочное горлышко» надо бояться. Потому что в Бетбакдале и в 2012, 2013 годах имели место массовые падежи, а в 2015 г. — катастрофа -134 000. Происходит «выбраковка рецессивных генов» в этой популяции. Что в будущем будет превалировать? Темпы прироста численности или масштабные падежи сайгаков от генетического синдрома. Время покажет.
    3. Примеры с прохождением «бутылочного горлышка» джейрана и бухарского оленя не совсем корректны, т.к. этого эффекта у них не наблюдается. Не отмечены резкие критические спады их обилия.Имеет место лишь плавное на протяжении многих десятилетий снижение их численности до состояния депрессии. С генетическим разнообразием у них все поэтому в порядке.
    4. Если в мае 2016 г. , не дай Бог, в Бетпакдале будет холодная и дождливая погода, то сайгаки опять претерпят массовый мор. Такой вот мой негативный прогноз.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ