Знакомство с Эдуардом Андреевичем Ирисовым

2023
ПОДЕЛИТЬСЯ

Страницы истории Алтайского заповедника. Воспоминания Альфреда Позднякова, посвященные Эдуарду Андреевичу Ирисову работавшему заместителем директора Алтайского заповедника по науке (1969-1975гг).

И вот сбылась долгожданная мечта. Я еду в пределы этого таинственного материка. Командировка в кармане. Рюкзак наполнен до отказа походным снаряжением, в основном кино и фотоаппаратурой с набором оптики. Довольно тяжёл багаж для одного человека, но без него теряется всякий смысл поездки.

Пока лечу в самолёте, мысли меня переполняют. Мне грезятся удивительные встречи с дикими животными; весь настрой на кино-фотоохоту. Опыт хождения по горам и тайге имеется и это меня не смущает. Одно беспокойство, как меня встретят.

И встреча наступила… Оптимизм так бурно разыгравшийся, быстро исчез. Как мне представлялось, я познакомлюсь с сотрудниками заповедника, они пригласят меня в одну из экспедиций, отражу их работу в кино и фотоматериалах, они поделятся собранными материалами для краеведческого музея. Но на деле так не бывает.Кадры из научных экспедиций. Преодоление препятствий.

Олег Андреевич Макаров, директор заповедника, прочитав доверительное письмо на моё имя, задумавшись, повернулся к окну, выходящему в сторону Телецкого озера, и как мне показалось, совсем позабыл про меня, а с увлечением рассматривал чудную панораму, открывшуюся перед его взором. Пауза затянулась… Затем повернувшись, он с безразличным видом произнёс: «Разговаривайте с замом по науке. Как он решит». Неловко извинившись, я направился к другой двери. «Ирисов», – представился зам директора по науке. «Чем могу быть полезным?» «Здравствуйте, Эдуард Андреевич», – и я, молча, протянул ту же бумагу. Окончив читать, он внимательно посмотрел на меня и спросил, как я себе представляю работу сотрудников заповедника и что мне известно о нём. По моему лицу он догадался – самое поверхностное. Последовал длительный инструктаж о поведении человека в заповеднике, затем Эдуард Андреевич посоветовал познакомиться с документацией и летописью заповедника, а также лично с сотрудниками заповедника. Что же касается экспонатов, для музея, то их необходимо приобретать в составе той или иной экспедиции.

Ирисов Э.А.-полевые работы

Мне бы хотелось подробнее рассказать о близком знакомстве с Эдуардом Андреевичем Ирисовым…

Учёный – орнитолог, проживший много лет в заповеднике и исследовавший многие его уголки. Общение с этим человеком, вызвало у меня интерес к его научным изысканиям. В процессе совместной работы, даже долго наблюдая за человеком, не всегда проникнешь в тайны его научных страстей. Необходим длительный контакт. Видимо, и этого мало, нужна дружба, настоящая мужская.

В откровенной беседе, Эдуард Андреевич признался мне, что он сразу родился биологом. В пять лет у него уже была книга Альфреда Брэма. А в 13 – 14 лет, отец подарил ему ружьё и он стал бродить по болотам и лесам. В это же время, был приобретён и фотоаппарат, ставший спутником на всю жизнь. С 7 – 8 класса начал участвовать во многих биологических олимпиадах, проводимых Томским университетом, что и предопределило, его поступление в данный вуз.

Ирисов Э.А.-полевые работы

Успешно закончив университет, начинает свою работу заведующим отделом природы в Бийском краеведческом музее имени В. Бианки, где и произошли коренные изменения, повлиявшие на дальнейшую судьбу будущего учёного.

В музейной библиотеке оказался двухтомник знаменитого орнитолога России П.П.Сушкина «Птицы Алтая». В 1912 – 1914 годах, этот учёный, проехал через Туву, Монголию, Казахстан, Алтай и описал более восьми тысяч птиц; более двух тысяч только в юго-восточном Алтае. Вот строчки из этой книги, где он описывает район, ныне существующего заповедника: «Есть и такие районы, которые представляют нам полнейшую «терра инкогнито»; здесь авифауна совершенно не исследована, и мы можем судить о ней лишь по аналогии с соседними частями страны… Таким неизученным краем является в первую голову высокогорье к востоку от Телецкого озера и Чулышман».

irisov

 

Вот эти строчки и задели его тогда за живое. «Терра инкогнито» … Неизвестная земля!.. А потом, начались будни, экспедиции и так четыре лета подряд. Всё для того, чтобы «терра» перестала быть «инкогнито».

В отличии от знаменитого биолога, который только описывал птиц, работа шла в стационарных условиях. Собранные коллекции птиц поступают в Бийский краеведческий музей, отправляются в Томский университет и Московский университет – для эталонной коллекции птиц всего мира. В очень короткий срок публикуется много статей и около десяти научных работ.

Потребность в непосредственном общении с природой, приводит Эдуарда Андреевича к решению работать в заповеднике.Научная экспедиция работает на территории заповедника

Начинается тщательное изучение: где и что имеется? Исследуются самые трудные высокогорные участки, высотой более 3000 метров над уровнем моря. И здесь была обнаружена интересная особенность: один и тот же вид птиц, в условиях высокогорья, откладывает меньшее количество яиц, чем на равнинных участках, а при замере объёма яиц, скорлупа легко трескалась, то есть оказалась менее прочной. Это явление заставило обратить на себя внимание.

Пришлось изучить большое количество литературы, чтобы найти ответ, как влияют факторы высокогорья на жизнеспособность птиц. Выражаясь научным языком, необходимо было найти, каким образом происходит адаптация птиц в условиях высокогорья. Ответа не было. Так возникла проблема, ранее никем не замеченная, что и послужило толчком к её исследованию. Необходимо было выявить закономерности, а затем сравнить, справедливости ради, с другими высокогорными районами страны.

И вот, последовали экспедиции на Памир, Тянь–Шань, Кавказ, плато Путорана, чтобы имея другие параметры, обнаружить приспособляемость к горам.

В деле изучения адаптации организмов к условиям горных стран, птицы представляют особый интерес, так как в процессе эволюции они освоили воздушную среду и как ни какие другие позвоночные приобрели возможность достигать высот более 10 тысяч метров, где они способны находится в специфических условиях.

Э.А.Ирисов с сыном Женей. Б.Каракем, 27.07.1972
Э.А.Ирисов с сыном Женей. Б.Каракем, 27.07.1972

 

Специфичность условий в высокогорье слагается из комплексного действия на организм птиц из ряда факторов: солнечной радиации, перепада температур и влажности в больших диапазонах, ионизации воздуха, атмосферное электричество. В условиях высокогорья отмечается крайне низкая минерализация воды, повышенная радиация. Всё это проявляется на биохимических и физиологических процессах в организме птиц, на поведении и распространении в горах на различных широтах и в различные сезоны года.

Дикие птицы более устойчивы к низкому парциальному давлению кислорода, чем млекопитающие и достигается это, по – видимому, благодаря сердечно – сосудистым и дыхательным особенностям.

Ирисов Э.А. на оплевых работах

Изучение адаптации организмов к существованию в экстремальных условиях, представляет одну из наиболее актуальных общебиологических проблем, интерес к которой особенно возрастает в связи с успехами космической биологии, с освоением территорий лежащих в высоких широтах и пустынях, либо на больших высотах в горных странах.

В заключении своего рассказа Эдуард Андреевич подвёл итог: «Знание закономерностей развития природы, позволяет проникнуть в её глубины, чтобы не потерять наследие дикой природы».

Автор текста и фото — А. Поздняков, Действительный член Географического общества СССР, Заслуженный работник культуры РФ.

Эдуард Андреевич Ирисов

*Эдуард Андреевич Ирисов (1935-1995) — Родился в 21 октября 1935 г. в Новосибирске.

В 1965 г. Э. А. Ирисов окончил Томский университет.

С 1962 по 1969 г. он заведует отделом природы Бийского краеведческого музея.

 С 1969 по 1975 г. — заместитель директора по научной работе Алтайского заповедника

С 1975 г. Э. А. Ирисов — старший преподаватель, а несколько позже исполняет обязанности заведующего кафедрой общей биологии АГУ.

С 1981 г Э. И. Ирисов переходит в систему АН СССР, где сначала работает старшим научным сотрудником лаборатории экологии Института географии Сибири и Дальнего Востока АН СССР, с 1981 по 1988 г. в том же качестве — в Институте цитологии и генетики СО АН СССР. В 1988 г. переводится в Биологический институт (ныне Институт систематики и экологии животных) СО РАН, где работал до конца жизни.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ