ПОДЕЛИТЬСЯ

Степным проектом ПРООН/ГЭФ/Минприроды России по приглашению Службы Рыбы и дичи США организована стажировка сотрудников российских заповедников (Даурского, Оренбургского, Центрально-Черноземного и Черные земли) в прерийных ООПТ США на территории штатов Айова, Небраска, Канзас и Оклахома.

В Канзасе российская группа посетила две ООПТ, находящиеся в природном регионе холмов Флинт. Этот обширный регион, разделенный между штатами Канзас и Оклахома, известен тем, что, благодаря пересеченному рельефу и каменистым почвам, тут сохранились наибольшие площади нераспаханной высокотравной прерии. Считается, что до начала земледельческого освоения этот тип прерий занимал на территории США 170 млн. акров (1 акр = 0,4 га), из которых на сегодня сохранилось только 6,6 млн. акров, причем 80%  из них находится в Канзасе (и в основном именно в регионе холмов Флинт).

Россияне познакомились с двумя из существующих в регионе нескольких ООПТ. Национальный резерват диких животных «Флинт Хиллс» (Flint Hills National Wildlife refuge), подведомственный Службе рыбы и дичи США, основан в 1966 г., сохраняет преимущественно водно-болотные угодья и обитающих в них птиц. Менеджер резервата, Джек Боханнэн (Jack Bohannan), рассказал о работе своей команды и подробно ответил на множество дополнительных вопросов.

Наиболее интересным и непривычным для российских коллег оказался опыт правовой защиты природных экосистем на частных землях, основанный на широко применяемой в США системе природоохранных сервитутов (easements). Собственник земли продает федеральному правительству в лице администрации резервата часть прав использования своего участка (или его части). Это обычно права распашки, застройки и некоторые другие. Заключается договор, по которому собственник обязуется сохранить определенные оговоренные характеристики участка в том виде, в каком они были на момент подписания. При этом у него остается  возможность свободно использовать участок любым способом, не противоречащим условиям природоохранного сервитута. Договор бессрочный и неразрывно связан с участком – в случае продажи или иного перехода прав на землю сервитут переходит вместе с собственностью. За установление сервитута собственник получает единоразовую выплату в размере 20% рыночной стоимости земли. Это достаточно большие деньги: сельскохозяйственная земля в Канзасе стоит 1400-1600 долларов за акр (3,5-4 тыс. долларов за гектар).

Стажировка сотрудников степных ООПТ России в США, Канзас-2

Из рассказа выяснилось также, что ни в этом резервате, ни в других не ограничивается добыча нефти и газа. При создании резервата федеральное правительство приобретает только права на земельный участок, но обычно не считает нужным выкупать также и право собственности на недра. Поэтому прямо на территории резервата стоят нефтяные качалки, ведется добыча. Это не радует сотрудников резервата, но возможностей контролировать нефтяников у них мало. Угрозу биоразнообразию прерий американские коллеги видят также в развитии ветроэнергетики. В Канзасе много ветропарков и большие промышленные ветрогенераторы часто стоят на частных землях, за что собственник участка получает небольшую арендную плату (4 тыс. долларов в год). Вращающиеся лопасти смертельно опасны для птиц, шум и вибрация отпугивают животных вокруг ветряков. В частности, менеджер «Флинт Хиллс» рассказал, что это считается важной причиной сокращения численности лугового тетерева – одной из самых характерных птиц прерии.

В тот же день российская группа посетила  ООПТ, подведомственную другому федеральному  агентству – Службе парков США. Национальный резерват высокотравной прерии (Tallgrass Prairie National Preserve) – одна из крупнейших в стране ООПТ, сохраняющих экосистемы прерии. Гости смогли поближе познакомиться с прерией на одной из экскурсионных троп резервата.

Только тут, посетив уже несколько ООПТ, сотрудники российских заповедников впервые увидели большой массив целинной высокотравной прерии и целостный прерийный ландшафт. На первый взгляд, местность напоминает привычный степной пейзаж: покрытые травой холмы мягких очертаний, узкие полоски леса по балкам и долинам речек. Но при близком знакомстве видно, что флора прерии совсем несхожа со степной и животный мир тоже очень отличается. Например, прямо на тропе встретилась сухопутная черепаха, из травы взлетели луговые тетерева, в воздухе парили уже привычные российским гостям американские грифы-индейки. В резервате есть свое стадо бизонов, часть их удалось увидеть вдалеке.

Бизоны обеспечивают пастбищную нагрузку на части территории. На другой ее части выпасается крупный рогатый скот, как принадлежащий резервату, так и местных фермеров. Участки разделены электроизгородью, дикие и домашние копытные не встречаются друг  с другом. Как и в резерватах Службы рыбы и дичи, администрация действует в соответствии с менеджмент-планом, который определяет, в частности, что нельзя допускать спонтанного облесения прерии. Для поддержания прерии используются выпас и контролируемые палы, проводящиеся примерно раз в три года. Также практикуется использование гербицидов для уничтожения инвазивных видов растений.

Резерват располагает прекрасным визит-центром с сувенирной лавкой и небольшим музеем. Особую часть экспозиции образует  комплекс построек и парк исторической фермы Спринг Хилл и ранчо Сток Рэнч, которым принадлежали эти прерийные пастбища, пока их не приобрела Служба парков.

Под конец этого насыщенного дня российской группе показали, как сохраняются прерии на одной из частных территорий,  где содержатся одичавшие лошади — мустанги. Здесь, посреди бескрайних канзасских просторов, состоялся обстоятельный обмен мнениями между американскими и российскими специалистами по проблемам сохранения степных и прерийных экосистем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ