ПОДЕЛИТЬСЯ

Интервью с Леонидом Зориным, педагогом, архитектором, художником,  профессором кафедры дизайна архитектурной среды Московского архитектурного института.

IMG_3056Начиная с 1976 г. Леонид Зорин — участник десятков художественных выставок: всесоюзных, республиканских, областных, международных (более тридцати из них персональные); свои работы художник выставлял на стойбище оленеводов Нарьян-Мара и на научной станции в горах Памира, в краеведческих музеях Камчатки и Солигалича, Соловков и Алтая, в галереях Риги и Нью-Йорка, Орлеана, Токио, Дели, Женевы, Абердина и во многих музеях и выставочных залах Москвы и Подмосковья. Многие ученики Леонида Зорина стали известными художниками и архитекторами; о его творчестве выходили статьи в прессе, каталоги, буклеты, радио и телепередачи. Он написал и проиллюстрировал ряд статей и книг, участвовал в музейной экспертизе произведений искусства, консультировал как художник и архитектор ряд музеев и организаций министерства культуры. Как действующий архитектор – Зорин автор нескольких десятков построек: жилых домов, храмов, гостиниц. Леонид Зорин много путешествует. Известны циклы его графических и живописных работ, посвященные старым русским городам, Дальнему Востоку, Заполярью, экзотическим местам мира, а также серий портретов: «Графики России», «Аборигены Камчатки».

Леонид, путешествия по разным странам, разным заповедным территориям принесли немало впечатлений и опыта. Можем нарушить традиции интервью и начать его с картинок?

Конечно! Тут есть на что посмотреть. Приезжая в любую страну, в любой заповедник, национальный парк, всегда увозишь воспоминания — символы, образы. Образ! Это ключевое слово.  Это ход запоминающейся вещи, это знак места. Место может быть даже ничем особенным не примечательно. Но даже всего один какой-то особенный объект может стать его «визитной карточкой».

Художник, архитектор может создать объект, даже не функциональный, но такой, что равнодушных не будет. Давай в самом начале я покажу одну такую вещь — думаю, она сразу задаст нам настроение. Знаменитый итальянский архитектор Джулиано Маури создал на окраине итальянского города Бергамо «храм» из живых деревьев. Это уже стало классикой экологической архитектуры, «зеленой» идеи, воплощенной в жизнь.

Mauri_10По его задумке, внутри 42-х деревянных колонн помещены живые саженцы граба.

20130329164652Примерно лет через 15 деревянные каркасы станут тесноватыми для выросших грабов, и деревья их постепенно разрушат. Сами грабы в результате образуют естественную конструкцию настоящего храма из живых деревьев. Это уже сейчас — настоящий живой храм и настоящий памятник самому Джулиано Маури, для которого этот проект оказался последним в жизни.

3— Но таких объектов в мире пока немного, конечно.

Но они появляются, потому что появляются люди, которым хочется, чтобы они были. Ведь не обязательно создавать такие шедевры, привлекая мастеров мирового уровня. Иногда «изюминка» может таиться в самом простом приеме, и получается то, что запоминается, на фоне чего люди фотографируются, увозят с собой на память. Вот это деревце с глазами — а горном перевале в Каппадокии.

ТурцияГлаза! Это их национальное стеклодувное кустарное производство. Это очень привлекает, и при этом пейзаж никак не портит, не доминирует над природой, а создает всего лишь какой-то интересный акцент. Эти «глаза» там и купить можно, конечно. Их купить можно в Турции вообще-то на любом рынке. Но вот здесь они особенным спросом пользуются.

А вот это – музей-заповедник Михайловское. Беседка! Чего проще? А как здорово!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А это – в Калужской области, всем известный проект «Арх-стояние»

0a2b67c2fb03c7a972732285df04e6c6А вот — просто такой смешной «арт-объект» у велопроката в Мещоре.

МещераТаких примеров — многое множество. Не все они — произведения высокого искусства. Но они занятны, интересны, они несут в себе чью-то фантазию, самобытность. Что-то стоит дороже, что-то дешевле. Что-то и вовсе не стоит денег. Но такие штуки — и есть — знаки места. Надо набираться смелости, решаться, создавать эти знаки.

– И это прекрасно!

Да. Есть хорошая старая русская поговорка «Встречают по одежке». Это касается всего, в том числе – архитектуры. Если нас встречает жуткая халупа, или что-то примитивное, то, что видел где-то еще, стандартное – восприятие соответствующее. Есть хорошая поговорка «на всякого мудреца довольно простоты». Но не всякая простота – это хорошо, есть и та, которая «хуже воровства». Образ не обязательно делается очень сложным приемом. Но формирование образа – это профессиональное умение.

— А есть, естественно и «антипримеры».

О, этого предостаточно, и за рубежом, кстати, тоже. Вот например – уложенная каменной плиткой дорожка к вечному шедевру – церкви Покрова на Нерли. Стыдно…

IMG_0714Понятно, что жизнь в лесу, в тайге, требует функциональной простоты. Но приложенные продуманные усилия, профессиональная рука сделает эту простоту еще и красивой.

IMG_3288 (1)Вот, казалось бы — мостик. Надо построить мостик — построили. Долго не думали над этим. Получилось вот так.

DSC04767А можно и не так. По затратам это — не Бог весть насколько больше. Но здесь работал настоящий мастер, и он создал художественный образ, запоминающийся.

китай 08 347Одно — искусство, другое — примитив. И каждому, кто это видит, чтобы это оценить, не нужно иметь специальное образование.

— а где граница между простотой и примитивностью?

Скудость – это в первую очередь – банальщина. А вот простота… Есть, например, понятие об аскетичной архитектуре, минимализме. Там все просто – да не просто. Там очень четко подобраны все детали. Архитектор делает это на основе умения рисовать, знания психологии восприятия. Он делает образ. И один мастер может двумя штрихами сделать образ – как у Пикассо, а есть другой, который «высидел» рисунок – а на него смотреть неинтересно, тошно. Это – умение. Умение в первую очередь сортировать информацию. А этому учат.

вц5причалРуководители ООПТ должны выбирать качественных архитекторов, искать интересные студии, интересоваться тем, что есть в этом мире, каковы разные предложения, каков опыт.  Листать журналы по архитектуре. Если они хотят, чтобы на их территории появились действительно достойные объекты. И при правильном подборе авторов, те затраты, которые пойдут на проект, окупятся с лихвой. Но банальные решения – это то, что не спасут никакие экспозиции, плакатики или картинки.

— Насколько дорога может быть качественная архитектура для заповедников?

Есть такой забавный момент: не сэкономив там 3-5% на проектировании, можно в результате выиграть вдвое по цене. Можно сократить физические затраты на приобретение материалов, строительных конструкций, если проект будет выполнен профессионально. Как правило, чистое решение, чистый интересный проект, он еще и экономит. Особенно грустно, когда за банальный, стандартный и неинтересный проект люди выкладывают такие суммы, которых хватило бы на совершенно другой уровень качества архитектуры.

— А как передать атмосферу? Что рождает атмосферу в архитектуре, в интерьере? Детали?

— Это должен делать профессионал. Он знает приемы создания такой атмосферы. Да, детали крайне важны. В современной архитектуре есть еще такой тренд – особенно в архитектуре экологического направления – использование какого-то совсем традиционного материала – дерева, камня в нетрадиционном виде, в необычной конструкции. Вот это сочетание традиционного материала и нетрадиционных, смелых, современных ходов становится настоящей архитектурой, событием.

Вот на этих картинках — деревянные конструкции. Но они — продуманы до деталей, они создают образ. Материал — самый традиционный, просто рука профессиональная.

кафеМогут, конечно, быть какие-то цитирования, обращения к местным традициям, например. Но эти цитирования должны быть на базе современной конструкции, на базе современных объемов и образных решений.Тогда это получится смесь каких-то современных ходов с традиционными. И это начинает работать.

Вот хороший пример – архитектор Александр Бродский. Он как раз и исповедует это самое направление. У него неожиданные решения пространственные и конструктивные. Но они идут с явным цитированием каких-то традиционных приемов и материалов: бревенчатая изба — но в современном профессиональном прочтении.

вц8Или вот — домик в национальном парке в Финляндии. Он облицован толстыми досками — продольными срезами сосновых стволов. Очень необычно и красиво.

IMG_1519Очень много есть в мировом опыте объектов, которые, строго говоря, представляют собой по материалам обычные дощатые сараи. Но даже дощатый сарай может быть начинен такой необычной структурой, иметь такие необычные формы, что на сарай он далеко не будет похож. Например, он может быть покрашен в яркий цвет. Но универсальных рецептов нет! Их вам никто не сможет дать. В этой подборке — жилые домики в разных концах света. Такое может вписаться практически в любой ландшафт.

Не могу удержаться оттого, чтобы рассказать о уже ставшем знаменитым проекте замечательного архитектора Ренцо Пиано — культурном центре Jean-Marie Tjibaou на острове Новая Каледония в южной части Тихого океана.

Источником идеи послужили традиционные жилища аборигенов — канаков. Автор использовал исключительно природные материалы — но это новые технологии. Строения очень необычны, но очень комфортны. Это целый комплекс на берегу океана — музеи, визит-центры, библиотека, конференц-зал, и так далее. Это конечно очень дорогой проект. Но это — пример того, как архитектор строит пространство, как приспосабливает для жизни, казалось бы, совершенно фантастические формы, построенные при этом из более чем традиционных материалов.

Ведь есть и масса других идей и приемов, многие из них уже стали классикой. Например, «зеленые» стены строений.

114986fecd2858392a4da83a693a3617

Img_3598-С чего правильно начинать проектирование объектов?

В любом строительстве сначала делается задание на проектирование. Оно касается не только какой-то там топографии, привязки к месту. Объект должен зацепляться за логические привязки, ставящиеся задачи – ведь иначе его не окупить. Продумать, сколько и каких именно ждут посетителей, чем они будут заниматься, с учетом отдаленности, транспортной схемы, сезонности, природных условий, и так далее. Это тоже – задача для профессионала. Вопросы обслуживания самого объекта, логистика его посещения должны планироваться заранее, как комплекс, а не явочным порядком. Тогда будет ясно, нужна ли кроме визит-центра еще и гостиница, нужен ли конференц-зал, кинозал, и так далее. Все должно быть просчитано, и именно как комплекс.  Если это будет сделано – это, кстати, будет огромной экономией средств.

вц3А как ты относишься к типовой архитектуре для заповедников?

Я не любитель типовой архитектуры, хотя понимаю, что, например, в массовом жилищном строительстве она быть должна. Это сильно экономит. Но поскольку все заповедники и национальные парки кардинально отличаются друг от друга, обладают собственным лицом – это не та экономия. Но что точно должно быть унифицировано – это функциональный набор. Того, что быть должно в визит-центрах, в самих заповедниках. То есть, набор всего того, что необходимо для собственной работы заповедника, для туристов и визитеров. Набор необходимых условий, комфорта.

— Что в него входит?

— Будешь смеяться, но общественный туалет – это точнейший общепринятый индикатор качества! Вот например — такой вариант дощатого надворного сооружения — в Исландии. Стоит — копейки. Но как выглядит!…

сарайчик Должны быть качественно оборудованы тропы, места остановок, навесы, укрытия, и так далее – это все сотрудники ООПТ уже прекрасно знают. Но в жизнь это воплощено еще очень мало где. Кроме парадных визит-центров с их музеями и экспозициями, с кинозалами и сувенирными лавочками, должны быть еще и такие временные места остановки людей. Куда они, грубо говоря, выйдя из автобуса, могут скинуть рюкзаки перед походом на тропу, где они могут комфортно подождать гида, перекусить в тепле, выпить горячего чаю, переодеться, отдохнуть, и так далее.

навесВедь среди посетителей попадаются и пенсионеры, и люди с самыми разными возможностями. Кстати, «типовым» решением и здесь не отделаешься – в каждом заповеднике свои условия.

— А каким должно быть жилье в заповеднике?

Фантастически экономичные решения в постройке гостевых домиков я видел в Исландии. Там удивительно ровный климат. Среднегодовая температура там порядка 5 градусов. Зимой около нуля, а летом около 10. Они привыкли укрываться от сильного ветра с дождем. Там строят каркасные дома, их слегка утепляют и обустраивают внутри без шика, но так, чтобы имелось все необходимое. Но это «без шика» сделано у них с большим вкусом и чувством меры. Ничего дорогого, все очень экономично, эргономично, и все, что надо –  есть. В туалетах, например, нет никакой плитки, они очень ловко используют качественный линолеум. Но еще раз хочу сказать – этот линолеум – не от бедности, а от оптимальности затрат, и сделано все не тяп-ляп, а очень качественно. Мы уже говорили о том, что архитектор может построить такой объект, который будет «сарайчиком» по цене и материалам, но отвечать всем необходимым требованиям и быть красивым.

вц1А вот еще такой вариант — тоже Исландия. Темное дерево, травяные крыши. На любителя, но очень самобытно и интересно.

ислА это — гостиница в «Этномире» — домики-юрты.

IMG_0478Конечно, в тех условиях, где необходимо отопление, нужно домики качественно утеплять, и далеко не всегда деревянный сруб оказывается дешевле. Системы отопления и энергообеспечения также должны продумываться и просчитываться: вот например, как оказалось, одно из наиболее эффективных мест использования солнечных батарей – это Якутия. Там, где много солнечных дней в году – это хороший надежный и экологически чистый способ.

вц6Все это уже всем хорошо известно. Но в жизнь воплощается далеко не всегда – люди выбирают способы попроще и попривычнее.

— В большинстве заповедников музеи достаточно старые и стандартные по изобразительным приемам: плакаты, схемы, чучела, диорамы, и так далее. Какие можно предложить интересные варианты для музеев, каков опыт, с которым ты знаком?

Если говорить о здании музея, вот интересный пример — этнографический музей Te Puia в Новой Зеландии. Там само здание очень простое и современное, но все деревянные детали покрыты национальной резьбой. Само здание — уже экспонат!

rotorua_27В Исландии в их столице в музее я видел огромную объемную карту – это очень выигрышно, это делают и у нас.

исландияА если говорить о чучелах – то они есть и в самых знаменитых мировых музеях типа Музея естественной истории в Нью-Йорке. Но качественные чучела и качественные диорамы – это очень дорого, просто запредельно. Достаточно дороги и профессионально детально выполненные макеты животных, заменяющие чучела в музеях многих природных парков за рубежом. Нас спасают качественные фотографии, видеоролики, видео с фотоловушек – это хороший современный способ.Современные изобразительные средства, интерактивные, конечно должны быть в музеях заповедников. Но нельзя впадать в крайность и строить концепцию только на стендах и экранах – экран компьютера – это то, что каждый из нас и так в жизни видит предостаточно.

У меня есть друг Александр Конов – он очень заслуженный автор знаменитых музейных экспозиций, начиная от Бородинской панорамы, Ясной Поляны и так далее. Таких профи у нас в стране – единицы. Он говорит четко: да, все эти электронные носители могут быть, но народ всегда рвется посмотреть реальные вещи. Человек должен подойти, увидеть близко, с разных сторон, ощутить реальность стоящей перед ним какой-то удивительной штуки, диковины. Без этого музея нет.

Etnografitcheskiy-muzeyКоличество виртуального должно быть очень ограниченно. Тем более, что вся эта электроника стоит очень больших денег. То, что я могу посоветовать руководителям ООПТ – ориентироваться на лучшие образцы. Например, будучи в Москве сходить в Дарвинский музей или Музей института палеонтологии. Вот там, помимо диковинных экспонатов, самостоятельно работает сделанный художниками и скульпторами интерьер музея.

paleontologicheskiy_muzey_rabota_khud_a_a_belashova_drevo_32264d79d660-921d-43da-b728-6a1aaa024762_800x600Надо искать мастеров, работать с ними. Наверно, они стоят подороже. Но ведь музей – это надолго. Не на десяток лет, когда техника сделает новые шаги, и вся эта супердорогая электроника устареет. А создавать настоящие интересные экспозиции. Это возможно, и это очень интересное синтетическое творчество, интересная вкусная задача, на нее с радостью откликнутся многие архитекторы и художники.

— Как соблюдать баланс между архитектурными изысками и сохранением заповедных ландшафтов?

Вопрос далеко не однозначный. Есть, конечно,  и ландшафты, которые должны на века остаться неприкосновенными – как Фудзияма, например. А качественная архитектура далеко не всегда «зло» для пейзажа. Другое дело, что насколько сооружение «испортит» ландшафт, тоже должен решать специалист. Воздвичь краснокирпичный замок с башенками  на берегу таежной реки, вроде, слава Богу, никому пока в голову не приходит. А есть интересные решения, которые не только не испортят, но и дополнят красивый пейзаж. Однозначного ответа здесь быть не может.

MUSE-Museo-delle-Scienze-By-Renzo-Piano-Building-Workshop-87-Alessandro-Gadotti.-Archivio-Trento-Futura— Заповедная культура – она все-таки культура. У тех, кто создавал заповедники, была своя эстетика, свой мир вещей и предметов, свои способы вписывать свою жизнь в жизнь природы. Она иногда бывает очень интересна визуально, очень колоритна, несет душевное тепло. Например, рабочее место научного сотрудника на отдаленном кордоне, и так далее. Оно «обрастает» всякими принесенными из тайги или с морского берега штучками, артефактами, памятными предметами, историческими фотографиями, и так далее – как и рабочее место архитектора или художника. Это – тоже своего рода наследие. Как его сохранить?

Сохранять, безусловно, надо. Это – не старье, как часто многие думают, которое только выбросить, все оштукатурить и покрасить, покрыть стены сайдингом, а крышу — металлочерепицей – словом, сделать обычный убогий  «евроремонт». Это – как музей. Популяризировать работу научных сотрудников, да и любых сотрудников заповедника – совершенно необходимо. Эта профессия – необычайно интересна. А эти предметы – действительно наследие, артефакты. Вот, например дом-музей Мичурина в Мичуринске – бывшем городе Козлове. Вроде – ничего там уж «такого» нету, обычный домик. Но с таким удовольствием рассматриваешь всякие эти самые обычные для его времени предметы, то, что его окружало в жизни! Как и любое место, где трудились поэты, писатели, ученые, необязательно с мировым именем! Это ореол творчества, чьих-то мыслей, даже таинственности какой-то. Это не обязательно должна быть экспозиция, такие вещи могут быть даже в интерьере гостевых домиков, сохраняющих стилистику мира заповедных людей. Это – очень интересная творческая задача – как сохранить наследие и сочетать его с утилитарностью.

— В последнее время в моду вошло сооружение каких-то интересных арт-объектов, фестивалей ландшафтной архитектуры и дизайна. Насколько приемлемо это для наших ООПТ?

Всем известен, например,  проект «Арх-стояние» на границе национального парка «Угра». Это, безусловно, удачный опыт, который привлек в эти места тысячи туристов. Другое дело, что создан этот проект был группой профессиональных людей, которые, создавая это живописное «безумие», тщательно просчитывали каждый ход, каждую композицию.

угра ArchStojanie-2012_4774Затевая такое дело, руководитель заповедника или национального парка должен, конечно, обладать большой смелостью. Нужно, безусловно, тщательно готовить этот проект, искать авторов, изучать их работы. Нужно давать авторам возможность подробно познакомиться и с местностью, и с собственными пожеланиями. Нужно заранее создавать проект на бумаге, внимательно анализировать его, общаться с авторами. Просчитывать вместе с ними стоимость материалов, трудозатраты. Ведь эти арт-объекты могут быть и достаточно утилитарными, нести, помимо художественной, еще и практическую ценность. Это могут быть какие-то чудные беседки, конструкции из дерева. Это могут быть и необычные входные ворота, какие-то стелы, мосты и так далее.

китай 08 352  Я считаю, что это очень важно. Это элемент бренда. И это тоже должны делать профессионалы – иначе будет тиражироваться банальщина или безвкусица. Это не значит, что каждый заповедник немедленно должен чем-то таким обзавестись, но задуматься над этим следует.

3030343-slide-beinatreehousep148 img_whistler_5Школ архитектурных и дизайнерских у нас достаточно много, это не только столицы. Есть интереснейшие творческие команды и в Поволжье, и в Сибири, и на Урале. Надо только их отыскивать, звать их к себе, дружить с ними.

— Можно ли поставить такой вопрос – о профессиональной помощи заповедникам, например, перед Союзом архитекторов России?

Я думаю, что конечно, такой вопрос поставить можно, и творческий союз пойдет навстречу. Причем можно делать и творческие конкурсы, даже международные, и выставки, и студентам давать задания на дипломные работы. И много еще чего можно было бы организовать, если бы было желание. Мне вот, например, всегда бывает обидно, когда попадаешь в какое-то по-настоящему уникальное место – а там стоит что-то жутко банальное. С одной стороны, понятно желание людей сделать что-то быстренько и чистенько. Но наши заповедники достойны настоящего уровня творческих вложений.

Беседовала Екатерина Головина

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ