ПОДЕЛИТЬСЯ

Огромный ареал снежного барса наподобие гигантской подковы огибает величайшие пустыни мира. Он простирается с юга  на север  от южных склонов Гималаев до гор  Восточного Саяна, и с запада на восток от Афганистана и Пакистана до Забайкалья. Северная периферия гор Центральной Азии приходится на южные рубежи Сибири и северная периферия ареала снежного барса совпадает с этими рубежами. Исследования последних двух десятилетий выявили новые интереснейшие сведения о распространении и биологии ирбиса. На карту нанесены новые – самые северные точки находок этого вида. Настоящим открытием можно считать доказанные находки снежных барсов в местообитаниях, считавшихся для них совершенно нехарактерными  – в таежных угодьях Хэнтэй-Чикойского нагорья. Об исследованиях снежного барса в Восточном Саяне и Забайкалье – в интервью Дмитрия Германовича Медведева – доцента кафедры прикладной экологии и туризма факультета охотоведения ИрГАУ, главы фонда «Снежный барс» (Иркутск), на протяжении 20 лет ведущего эти исследования.

getImage (8)Дмитрий Германович, когда появились сведения о том, что ирбис обитает в Восточном Саяне и Забайкалье?

Первые встречи снежного барса в горах Восточного Саяна были зафиксированы исследователями еще в 1980-х годах. Именно тогда в истоках реки Ихэ-Угунь в отрогах в Тункинских Гольцов были найдены следы ирбиса, которые, очевидно, принадлежали мигрирующим особям. Как  показывают опросные сведения, снежные барсы появились в Восточном Саяне, скорее всего, из Тывы и Монголии, придя через территорию Окинского района. В 1992 году нами  были обнаружены следы  хищников и их  жертвы, а местные жители, пастухи и охотники также  стали  указывать на встречи снежных барсов. Позже несколько хищников было  добыто браконьерами, а изъятые у них шкуры, скелеты и черепа ирбисов явились бесспорным доказательством существования в этих местах снежного барса.

Все находки были  сделаны в Тункинских  Гольцах, и только некоторые следы  обнаружены на территории Окинского района республики  Бурятия. Несколько позже нами  были  доказаны заходы ирбиса в горы  южного и среднего Байкала, в частности, в хребет Хамар-Дабан и хребет Приморский, расположенный на  территории Прибайкальского национального парка.  Установлены случаи посещения ирбисом Джидинского хребта.

В 1995 году под вершиной Алтан-Мундарга на территории национального парка «Тункинский» я нашел скелет огромного ирбиса, убитого браконьером. Кости этого скелета оказались крупнейшими среди известных по литературе. Это был огромный зверь, вышедший поохотиться на козерогов на солонец.  Там его и застиг охотник из Тункинской долины из поселка Хайта-Гол. Говорит, что выстрелил в зверя с испугу. Мы целенаправленно выясняли и раскрыли это преступление. Вообще мы стараемся расследовать все факты добычи снежных барсов, чтобы досконально выяснить, сколько из них погибает по вине человека.
      zdes-irbis-shel-bystro-s-s-malyh.bigОчевидно, что опросные сведения играют в этих исследованиях большую роль.

Конечно. Многие данные были получены методом сопоставления результатов наших собственных полевых  исследований с данными, полученными от местных жителей. Опрос местного населения, охотников, горных пастухов, геологов и туристов показывает, как  оказалось, достаточно стабильный результат. Там, где снежный барс  есть, люди  его  знают, находят его  следы  и, к сожалению,  периодически добывают. Там, где его  нет – нет  и подробной информации за  исключением расплывчатых и неясных слухов. Таким  образом, опрос местных жителей является своеобразным  индикатором, помогающим исследователю в изучении распространения ирбиса и его  экологии,  а также способствующий установлению случаев браконьерства, и выявления оседания у населения браконьерской продукции.

На востоке Восточного Саяна нам  в настоящее время известно 10 случаев незаконной добычи ирбиса, два  из  которых доказаны нами  на фактическом материале, черепах, скелете, шкуре. Пять случаев добычи снежного барса выявлены в Иркутской области в Тофаларии, один из них нами доказан. А в «нетипичных» таежных местообитаниях  Забайкалья нам известно более 20 случаев незаконной добычи снежного барса, три  из которых доказаны на основании изъятых у браконьеров шкур, останков скелета, а также фотографий, демонстрирующих характерную темную окраску трех  животных.

DSC05686 Гибель этих редких животных – большая потеря. Но таким образом в руках ученых оказались непреложные доказательства того, что северная граница ареала снежного барса находится гораздо севернее, чем ранее предполагали многие исследователи.

Находки ирбиса на северной оконечности Алтае-Саянской горной страны, в Восточном и Западном Саяне – это уникальное событие, которое изменило представления о географии распространения этого вида.  Существование отдельного забайкальского очага  обитания снежного барса с нетипичными биотопами для этого  хищника, следует считать полностью доказанным! Этот очаг является самым северо-восточным в пределах всего  ареала.

 Каковы условия, определяющие возможность существования снежного барса в горах Восточного Саяна?

В Восточном Саяне ирбис обитает там, где есть «фигурные» гольцы, чем-то напоминающие горы Альп или Кавказа. Там ирбис населяет те места, где распространены сибирский горный козел (козерог) и алтайский улар. Козерог – это основная жертва хищника. Там, где есть горные козлы, почти  всегда  есть  и снежный барс. Действительно, на  востоке Восточного Саяна,  в хребтах Тункинские и Китойские Гольцы  встречи снежного барса  с середины 90-х годов  ушедшего  века  стали  относительно обычны. Мы предполагаем, что  в центральной части  хребта Тункинские Гольцы  он даже «надавил»  на местную популяцию козерога,  вызвав изменение структуры стадности и откочевку части  животных из излюбленных местообитаний в восточную часть  хребта, туда, где  они  ранее не  встречались, например, в район пос. Аршан. В основном, это касается взрослых самцов-козерогов, первыми попадающих под пресс хищника. В помете ирбисов мы находим также останки зайца-беляка, тундряной куропатки, алтайского улара, кабарги и многих других животных.

DSCN4082В Тункинских Гольцах угрозой для обитания ирбиса является браконьерство со стороны местных жителей, а именно – петлевой промысел кабарги и попутная добыча барса во время отстрела горных козлов. В Тункинском национальном парке, находящимся в границах Тункинского района Бурятии, многое уже сделано для охраны уникальной природы этих мест.

Как обстоят дела со снежным барсом в Тункинском национальном парке?

 С Тункинским национальным парком мы работаем очень плотно. Я считаю, там нужно создать систему из 4-5 кордонов у подножия Тункинских гольцов, выставить фотоловушки, и эта работа по отслеживанию и идентификации ирбисов должна стать частью работы нацпарка. Там есть молодые, подающие надежду сотрудники, с ними мы поддерживаем постоянную связь, обсуждаем эти вопросы.

c-dy-berdnikov-ustanovka-videoregistratora.bigВстречи следов ирбиса в хребтах Тункинские и Китойские Гольцы участились с начала 90-х годов. Ирбис, как показали наши исследования, вероятнее всего, двигался в эти места с запада на восток и с юга на север, то есть, из Тувы и Монголии. Эти хребты представляют собой крупнейший горный рефугиум Восточного Саяна, пригодный для обитания снежного барса. Два хребта разделяет лишь узкая долина реки Китой, местами более похожая на ущелье. В Китойских Гольцах следы ирбиса встречали преимущественно западной их части.

По нашим предположениям, в Тункинских гольцах в разные годы обитало не менее девяти этих хищников, и как минимум двое – на хребте Мунку-Сардык, который служит своеобразным миграционным коридором между Бурятией и Монголией. До недавнего времени мы фиксировали в Тункинских гольцах двух самцов ирбиса и одну самку.

irbis-s-tunkinskii-goltsah-2013.bigНа протяжении более 10 лет ученые наблюдали по следам за самкой снежного барса — дважды, в 2003 и 2008 годах, она была замечена с котятами. В 2009 году в поле зрения исследователей попал молодой барс, скорее всего, детеныш этой самки. Но уже в 2011 году его следы ни разу не были отмечены, причины этого неизвестны.

С 2012 года мы выставили в этих местах первые фотоловушки. Первый же видеорегистратор, установленный на Тункинских гольцах, принес нам результат. Оборудование запечатлело, как снежный барс метит территорию на гребне водораздельного хребта. Этот самец из Мунку-Сардык, с черной отметиной у хвоста, получил идентификационную кличку Мунку. В конце зимы ловушка «увидела» его издающим брачный рев, похожий на рев пантеры. На ловушках мы видели и самку снежного барса, летом 2014 года она была на снимках со впалым животом, и предположительно, кормила выводок. Уже в этом 2016 г. на территории Тункинского парка совместно с его сотрудниками нами одновременно сняты три ирбиса. Один «новичок» с Большого Саяна получил кличку «Ангел» за характерные образования на спине.

irbis_munku.bigirbis-irkut-mart-2013.bigК слову сказать, съемки снежного барса в Тункинских гольцах, сделанные нашей фотоловушкой в 2013 году, победили на конкурсе «Фотоловушка-2015» в номинации «Кошачьи». Этот зверь с присыпанной снегом спиной был запечатлен прямо над моим зимовьем, который я поставил в качестве научного стационара в 1986 году.

Сейчас появились новые опубликованные данные с видео снежного барса, снятого фотоловушкой Тункинского национального парка совместно с нашим фондом «Снежный барс».

irbis-sagan.bigМожно ли предполагать обитание снежного барса в других высокогорных областях Восточного Саяна?

Исследования, проводившиеся в более северных частях Восточного Саяна, например, на территории Тофаларии, населенной сибирским горным козлом и другими  видами копытных животных, долгое время не обнаруживали в этих местах присутствия снежного барса. Сведения о двух  заходах снежного барса в 80-х – начале 90-х гг. прошлого столетия не находили своего дальнейшего подтверждения, в том числе и у местного  населения. При этом обширная территория Тофаларии производит впечатление идеальной кормовой базы для  ирбиса. Но мы считали, что экологический оптимум существования снежного барса исчезает севернее 52° с.ш., что лимитирует распространение  высокогорной группировки этого  хищника.

M2E118L233-233R426B416Но вот в марте 2012 года в ходе экспедиции в Тофаларию по поиску ирбиса и учёту горного козла учёным удалось-таки доказать: снежный барс в этом регионе есть! Мы нашли скелет крупного самца, добытого браконьерами в Нижнеудинском районе Иркутской области на реке Чело-Монго, правом притоке в истоке Уды на стыке хребтов Ергак-Торгак-Тайга и Удинского. Здесь ирбис достиг без малого 54 градусов северной широты  – это самая северная из находок ирбисов, обитающих в горных массивах. Ирбис случайно попался в петлю на кабаргу. Этот случай браконьерства был нами совершенно официально раскрыт.

 Расскажите, пожалуйста, о том, как вам удалось добыть доказательства присутствия ирбисов в таежных биотопах Забайкалья.

Сведения о встречах снежных барсов в этих местах до начала 80-х годов ХХ в. были отрывочны и недостаточно достоверны. О заходе и добыче одного  ирбиса у монгольской границы сообщал, например, Ю.Г. Швецов в 1980 году. По некоторым опросным сведениям, это был четвертый случай обнаружения ирбиса  в Хэнтэй-Чикойском нагорье. Позже сведения о встречах снежного барса в этих  местах сообщали П.В.Баранов и А.И. Бойко (1988).  Сведения о встречах и добыче ирбиса исходили, в основном из  Хэнтей-Чикойского нагорья, Малханского и Яблоневого хребта. Снежный  барс  в этих  пределах отмечался от окрестностей с. Бичура в Бурятии до границ Агинского Бурятского автономного округа и от монгольской  границы до Восточно-Сибирской железной дороги. Некоторые встречи хищника отмечались так  же  в отрогах Яблоневого хребта в районе г. Читы  и в северном Забайкалье. Сведения из мест, где для ирбиса не было,  казалось бы,  подходящих жертв и экологически приемлемых условий обитания, повторялись из  года  в год с поразительной периодичностью и частотой.

Первое документальное доказательство попало в наши руки в мае 2000 г. в виде шкуры крупной и темноокрашенной самки ирбиса, добытой браконьером в марте 1999 г. на притоке р.Хилок – р. Унго в Петровск-Забайкальском районе Читинской области.

Относительно недавний факт добычи ирбиса установлен на  крайнем западе Малханского хребта в Республике Бурятия, в верховьях р. Бичура, где в феврале 2004 г. охотник А.Ф. Ткачев непреднамеренно добыл  самца снежного барса в петлю, поставленную на волка  у останков задавленного изюбря. Находка подтверждена серией фотографий, останками скелета и  соответствующими документами. Постепенно у нас накапливался материал, вначале представленный только опросными сведениями о встречах ирбиса из горно-таежной зоны  южного Забайкалья, где гольцовый пояс  гор выражен крайне фрагментарно. Но сомнений у нас не остается: ирбис самостоятельно проживает в тайге Забайкалья, далеко от своих типичных жертв  – сибирского горного козла, горного барана, улара и других животных высокогорья.

А каковы данные о биологии пресловутого «таежного» снежного барса, приспособившегося к обитанию вдали от высокогорных биотопов?

В прошлом считалось, что  снежный барс  не имеет особой экологической пластичности, весьма  консервативен в  выборе мест  обитания и жертв, однако наши  исследования, выполненные  на юге  Читинской области, и граничащим с ней востоке Бурятии, привели к противоположному  выводу.

В Забайкалье нет сплошных высокогорных массивов, есть лишь гольцовые группы, но они разобщены и лишены типичных жертв снежных барсов — козерогов. Это Малханский хребет, он относительно невысок – чуть более 1000 м.  Барс встречается в тех местах хребта, где относительные высоты совсем небольшие. Нам известно, что он спускается даже в долины, где есть сибирская косуля. Там имеется смешанная кедрово-лиственничная тайга с примесью сосны. В этих биотопах жертвы ирбиса – типичные таежные обитатели – кабарга, благородный олень (изюбрь). Хороший вид добычи, который «всегда под рукой» — это заяц-беляк, особенно в период роста и развития выводков ирбиса. Экологические адаптации ирбисов Забайкалья еще предстоит подробно изучить.

То, что происходит в Забайкалье – существенно выбивается за рамки классических представлений о биологии снежного барса. О численности ирбиса в Забайкалье говорить можно пока только предположительно. Нам предстоит достоверно убедиться в том, что это действительно популяция, а не отдельные заходы ирбисов. Судя по тому, что все-таки из года в год сведения об ирбисах отмечают в одних и тех же местах, это все же мало похоже на заходы из Монголии. Мы начинаем выставлять там фотоловушки. Пока туда попадают только волки, рыси, кабаны.

Судя по всему, для особей, обитающих в этих биотопах, характерна темная буроватая окраска шкуры с мелкопятнистым рисунком. Она прослеживается у всех добытых особей и явно отлична от окраски шкур  ирбиса из других  регионов, где он обитает в высокогорье. Адаптация к таежным условиям существования  доказывается тем,  что следы  ирбисов в местах их добычи охотники встречали в течение ряда лет.

В связи с тем, что хэнтэй-чикойские ирбисы отличаются  по экологии и окраске от номинативного подвида, предполагается существование здесь и в восточной Монголии обособленной формы  значительно более  темноокрашенного забайкальского снежного  барса. Однако пока это лишь предположение. Ключ к разгадке забайкальского ирбиса – определение возраста данной группировки. Есть предположение, что она весьма древняя.

IMG_0025Как вы оцениваете численность снежного барса в районах ваших исследований?

Мы оцениваем численность тремя способами. Первый – это широкий ежегодный сбор опросных сведений, как от местных жителей, так и от лиц, посещающих эти территории. Второй метод – это учет по следам жизнедеятельности. Это зимние маршрутные учеты и летние тропления. Третий метод – фотоловушки. Мы четко фиксируем особей, занимаемся их идентификацией. Фотоловушки мы используем с 2012 года. В нашем распоряжении сейчас 30 фотоловушек. Они расставлены в основном, в гольцовом поясе – на Тункинских и Китойских Гольцах, на Большом Саяне и в Восточной Туве, в некоторых других частях Восточного Саяна.  В настоящее время в местах исследования в Бурятии у нас установлено 11 фотоловушек, из них девять функционируют в режиме записи видео.

DSCN3845По нашей самой предположительной оценке, в целом в Тункинском и Окинском районах Бурятии живут не менее 20 этих редких зверей. Всего же в Восточных Саянах, с учетом Тувы и Тофаларии, вероятно, их значительно больше.

Каковы основные угрозы для этого вида в исследуемом регионе?

 В России – главные факторы истребления снежного барса – это петлевой промысел и браконьерство. Петлевой промысел – самая страшная преграда на пути жизни ирбисов, и если не предпринять каких-то мер, мы можем лишиться этого зверя. Ведь вы понимаете, что то, что мы видим – это верхушка айсберга. А если говорить о забайкальских ирбисах – то там еще и катастрофические пожары.

А вот развитие в этих местах туризма в последние годы не наносит хищнику особого вреда. Ирбис – не самый пугливый зверь. На Мунку-Сардыке, где летом идет поток туристов, мы наблюдали следы ирбисов в непосредственной близости от их стоянок. А один очень крупный, судя по следу, ирбис, даже обследовал золу потухшего костра.

Огромной проблемой, с моей точки зрения, является то, что в Монголии существует целенаправленый отстрел снежных барсов. Самцы барсов переходят на большие расстояния, пересекают границу и становятся добычей охотников. По моим данным, из Монголии через сибирские города идет поток шкур ирбисов, отстрелянных на заказ. Это десятки зверей. Те, кто занимается скупкой и перепродажей пушнины, хорошо знают: нужен ирбис – в Монголии можно его заказать.

DSC08222Вы могли бы предложить какие-либо меры по организации изучения ирбиса и его надежной охраны в Восточной Сибири?

 Первое и обязательное условие выработки стратегии сохранения того или  иного  вида  – реальное представление о его распределении, численности и масштабах гибели отдельных особей. Необходим обширный сбор  опросных сведений и анкетирование населения для выявления постоянных мест  обитания ирбиса, в т.ч. путем  опубликования анкет в районных и областных  газетах. Возможно привлечение к исследованиям широкого круга корреспондентов из числа  охотников, пастухов  и работников других  профессий, посещающих местообитания ирбисов. На основе этих исследований нам надо выделить наиболее перспективные места обитания снежного барса и организовать системные исследования на  специально созданных стационарах. Конечно же, нам нужно гораздо большее количество современных средств отслеживания этих животных, их идентификация.

dscn3849.bigВ Восточной Сибири в местах обитания снежного барса необходимо вести борьбу с браконьерским  петлевым промыслом кабарги и рыси. Каждый случай браконьерства должен быть расследован. Возможно, нам следует создать специальную инспекторскую группу  по борьбе с незаконной добычей ирбиса. В тех местах, где случаи браконьерства часты  и стабильны, можно вести речь о создании специализированного реабилитационного центра-питомника с полувольным и вольерным разведением ирбиса.

В Забайкалье в местах обитания «таежного» ирбиса необходимо бороться с тотальной вырубкой лесов, ухудшающей и уничтожающей места обитания  забайкальского снежного барса и конечно же – с пожарами, представляющими наибольшую опасность. Особо охраняемые природные территории для сохранения этой уникальнейшей группировки должны быть созданы в бассейнах реки Бичура (Бурятия), Унго и Тарбальджей (Забайкальский край) и на прилегающих территориях, например голец Боруян.

dmitrii-berdnikov-ustanavlivaet-fotolovushku.bigНам совершенно необходимо способствовать развитию у местного населения представления о снежном барсе, как  о национальном достоянии, утрата которого приведет к обесцениванию населяемых им  угодий. Об этом нужно рассказывать как в школах, так и в других учебных заведениях, всем тем, кто имеет отношение к природопользованию. И конечно, об этом обязательно нужно рассказывать гостям нашего региона.

И еще раз хочу подчеркнуть – пока у нас разрешен варварский петлевой промысел, в первую очередь, кабарги, снежный барс всегда будет на грани вымирания, никакие заповедники не помогут ему и многим другим, погибающим в петлях видам животных. Если запретим петли и будем наконец-то контролировать хотя бы чуть-чуть основные группировки снежного барса — численность его пойдет вверх.

Можно ли на основании ваших исследований говорить о том, что целесообразно расширение в регионе сети ООПТ, направленных на сохранение местообитаний ирбиса?

Безусловно. Мы считаем возможным поставить вопрос о расширении территории Тункинского нацпарка. Туда сейчас входит только южная часть Тункинских гольцов, а северная часть находится в другом административном районе – Акинском. Вот эту северную часть обязательно надо присоединить, вплоть до реки Китой. Только тогда мы сможем контролировать ирбиса в Тункинских гольцах.

Есть удивительное по красоте и богатству природы урочище, называемое Долина вулканов Хи-Гол. Это на стыке хребтов Окинского, Кропоткина и Большой Саян. В верхней части долины расположены шлаковые конусы трёх потухших вулканов: Кропоткина, Перетолчина и Старого.

Это бассейн двух рек и невероятно красивого озера Хара-Нур («Черное озеро»). Озеро возникло в результате перекрытия долины реки Жомболок лавовым потоком. Восточная оконечность озера – это острова и полуострова из застывших базальтов. Так как раскаленная лава вливалась в озеро и происходила своего рода борьба огня и воды, очертания береговой линии здесь неповторимы. Красота ландшафтов Хи-Гола просто неописуема. А что касается ирбиса – мы знаем несколько случаев, когда следы его находили прямо на льду озера. Помимо этого, там есть краснокнижный дикий северный олень, алтайский улар, вероятно, есть манул, и много, много кто еще. Сейчас это место не защищено вообще никаким статусом. Долина вулканов настолько удивительна, что с моей точки зрения, заслуживает рассмотрения в качестве перспективной организации там как минимум, республиканского заказника.

Расскажите, пожалуйста, немного о Вашем фонде и его команде.

Все началось еще в 1985 году – когда мной было принято решение организовать стационар по изучению горной фауны в Восточном Саяне. Тункинский национальный парк на тот момент еще не был создан, и мы заключили договор с Тункинским коопзверопромхозом. В 1986г в междуречье речек Хубуты и Ехэ-Гэр на верхней границе леса, среди вековых кедров мы вместе с группой студентов-добровольцев срубили избушку – наш первый научный стационар «Саянский». До сих пор один из этих студентов – Дмитрий Бехтерев, работает вместе со мной, являясь одним из учредителей фонда и его «главным архивариусом». Все первые съемки ирбисов с первых фотоловушек были сняты в окрестностях этой нашей первой базы.

А сейчас наша команда, продолжающая работать на Восточном Саяне и в Забайкалье-замечательная! Это молодые и подающие большие надежды сотрудники фонда Антон Цяцька и Фирс Данилов, Чингис Цыренжапов, Николай Будаев, Марина Халтанова. Все они приложили немало усилий для изучения ирбисов в труднейших условиях, помогали строить новые исследовательские базы на озере Шутхулай (Окинский р-н), озере Кара-Балык (Восточная Тува). В Забайкалье нам помогают сотрудники фонда Александр Бекшаев и Илья Синицын. С нами сотрудничают ученые, бизнесмены, волонтеры, туристы, альпинисты, местное население.
У нас большие планы на новый сезон!

Большое спасибо!

Беседовала Екатерина Головина

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ