Созвездие Природы

660
ПОДЕЛИТЬСЯ

Карта заповедных территорий нашей страны отдаленно напоминает созвездие. Звезды – большие и поменьше широко разбросаны по тайге и озерам, степям и океанским берегам, по Арктическим островам и горным массивам. Более 150 звезд – одна ярче другой, у каждой – своя история. Первой звездочкой, появившейся на небосклоне России столетие назад, стал Баргузинский заповедник. Сегодня он входит в состав объединенной территории «Заповедное Подлеморье» включающей помимо Баргузинского заповедника Забайкальский национальный парк, Фролихинский заказник.

DPP_0081a25x38
Фото А.Мурзаханова

Многим в общих чертах известна история первого российского заповедника. Перед самой Первой Мировой войной сибирские зверопромышленники забили тревогу: снижение численности соболя – драгоценного «бренда» Российской империи происходило от Урала до Камчатки, и был спешно введен повсеместный запрет на его добычу. Департаментом земледелия в Правительстве России был подготовлен «Проект обследования соболиных районов России в 1913—1915 годах» и «Проект изучения соболя, как объекта промысла и обследования соболиных промысловых районов России». Для осуществления этих проектов были снаряжены три соболиные экспедиции: первая, руководимая Г. Г. Доппельмаиром, на Байкал, вторая — в Саяны под начальством Д. К. Соловьёва, третья, под руководством С. В. Керцелли, на Камчатку. В 1914 году на пароходе «Святой Феодосий» на северо-восток Байкала отправился отряд из пяти человек под руководством Георгия Георгиевича Доппельмаира, обосновавших создание заповедной территории. Формальной  датой его учреждения Баргузинского заповедника принято считать 29 декабря 1916 года – по новому стилю – 11 января.

46a_17x33234_24x32Архив «Заповедного Подлеморья» — это несомненный материал для историка, ожидающий своего исследователя. В 2015-2016 гг. была проведена огромная работа по оцифровке уникальных фотоархивов, хранившихся со времен первых лет заповедника. Многие из них сохранились еще на стеклянных пластинах негативов. На этих снимках – рабочие моменты похода,  байкальские лодки, эвенкийские юрты, панорамы первых заповедных кордонов. История, известная в общих чертах, обрастает деталями, личности первопроходцев оживают в действии. На этих уникальных фотографиях начала века – молодые и бравые первопроходцы, с закрученными усами и в армейских сапогах, всадники на таежных тропах, охотничьи зимовья.

фото доппельмаера, на фото Батурин пришло от Цивилева Игоря БатуринБаргузинская экспедиция Доппельмаира, высадившаяся в родовом эвенкийском поселке Сосновка, начала планомерное обследование угодий.

b239b684a444cf279368bdeb4a4ccd91
Г.Г.Доппельмаир

Георгий Доппельмаир был в основном специалистом по лесу, К.А. Забелин – биологом и охотоведом, Зенон Сватош – организатором похода и собирателем коллекций. Еще двое — А. Д. Батурин и Д. Н. Александров были опытными путешественниками и охотниками. Из-за начала войны с Германией и тяжёлых семейных обстоятельств Д. Н. Александров, едва начав работу, вынужден был покинуть экспедицию. А остальные начали рекогносцировочные походы пешком и вьючными караванами, по горным хребтам и рекам – Большой, Керме, Таркулику, Сосновке, Давше, Езовке, множеству падей и ручьев. Данные их учетов в итоге показали, что во всем огромном Подлеморье обитают не более 30-40 особей соболя.

Семья эвенковПервый директор первого в стране заповедника Константин Алексеевич Забелин был, судя по всему, очень скромным человеком. Сохранилась лишь одна его фотография – молодой интеллигент в очках, слегка похожий на Чехова.

Zabelin-K.A.-2-e1462861701645
К.Е.Забелин

При всем том, будучи выпускником естественного отделения физико-математического факультета Московского университета (теперь он называется биофак МГУ),  Забелин был интеллигентом с бунтарской закваской, участником студенческих забастовок и демонстраций. В должности директора Баргузинского заповедника он проработал восемь лет. Большинство работ учёного имеют конкретный практический уклон, они — руководство к действию в охотничьем хозяйстве и пушном звероводстве. В них масса фактического материала, богатейшего для сравнительного анализа. Сейчас почти невозможно написать статью об истории Баргузинского заповедника или об охотничьем промысле в северном Прибайкалье без ссылок на работы К. А. Забелина. В них много мыслей и предложений, актуальных и в наши дни. При всем том, Забелину была интересна жизнь и быт коренного населения, он провёл социологическое изучение эвенков Подлеморско-Шемагинского рода и крестьян Баргузинского уезда. В 1924 г он перешел работать в Управление лесами Народного комиссариата Бурят-Монгольской АССР. Но связи с заповедником он не терял, возвращался вновь и вновь, и в 1931 году вернулся сюда навсегда.  До своих последних дней Забелин заведовал экспериментальным охотничьим хозяйством. Константин Забелин умер 4 февраля 1934 г. и похоронен на берегу Байкала неподалеку от устья Большой речки, в пади которой он проложил когда-то свой первый маршрут.

57 Баргузинский хр река Давше М Михалёв проводник 30 08 1958Все потрясения начала ХХ века – революция, война, разруха были хоть и далеко от Подлеморья, но заповеднику надо было как-то выживать, платить зарплату сотрудникам и «страже». Это время становления осталось больше в легендах, чем в документах. Сейчас трудно даже представить себе уровень мотивированности и убежденности тех, кто не просто выживал в таких условиях – умудрялся одновременно сражаться с браконьерами и заниматься фундаментальной наукой – создавать труды, которые теперь считают катехизисом отечественного заповедного дела.

44_27x36сотр1Правой рукой Константина Забелина и его заместителем по науке стал Зенон Сватош. Они вместе планировали все работы, занимались организацией первого в мире питомника соболей, охраной угодий. При заповеднике к северу от основной территории был организован казенный охотничий участок – в современном понятии – полигон по разработке методов устойчивого природопользования. Сама же территория должна была служить местом воспроизводства популяции соболя – полностью неприкосновенным.

ff381e2abfea37e64816301286e76b9c
Зенон Сватош

Зенон Францевич Сватош – личность необыкновенная. Чех по национальности, он не получил специального высшего образования. Но география его экспедиций впечатляет: в 1911 году – Африка, сбор коллекций для Зоологического института в Санкт-Петербурге. Затем – приглашение в знаменитую полярную экспедицию Владимира Русанова на судне «Геркулес», закончившуюся трагически. Сватош был одним из трех участников этого похода, оставшихся в живых: Русанов отправил его с двумя товарищами обратно с  Кольского полуострова чтобы передать в Санкт-Петербург собранные на Шпицбергене коллекции и научные данные. Затем – соболиная экспедиция Георгия Доппельмаира. Дальнейшая судьба Сватоша связана с Байкалом уже неразрывно.

15_22x36Надо сказать, что Доппельмаиру и его спутникам, а потом и первому директору заповедника очень повезло, что с ними был Сватош – неутомимый первопроходец, отличный следопыт, бесстрашный человек. Его записки времени первых лет заповедника читаются как приключенческий роман: «Стража, не получая жалования, разбрелась. Питомник, несмотря на достигнутые в нем результаты, пришлось ликвидировать. Некоторое улучшение началось с 1921 года, когда на заповедник было обращено внимание Центруправления рыбохоты. В начале 1922 года, будучи помощником заведующего и не имея в своем распоряжении ни одного стражника, я задержал 20 браконьеров». Одно только присутствие Сватоша на территории способствовало охране угодий:  его авторитет среди местного населения был огромен и сделал небывалое дело – ему удалось убедить и привлечь на свою сторону даже явных бывших противников. Известный всему Подлеморью охотник-браконьер Хабеля однажды удивил всех тем, что пошел работать в заповедник, оказавшись на удивление толковым сотрудником с безошибочным знанием повадок зверей и навыками следопыта. При всей своей занятости охраной и хозяйством, Зенон Сватош успевал заниматься наукой и собирать коллекции. Он был знаком с Куприным, Грином, Нансеном, Русановым. Но сам не стал столь широко знаменит. Считая время работы в экспедиции, Зенон Францевич отдал Баргузинскому заповеднику 28 лет жизни – до самого ее конца.

30 Сосновка шумилиха 29 08 1956Отчаянные героические усилия основоположников начали приносить плоды только через десяток лет. Соболя стали встречать в этих краях все чаще, в середине 30-х годов он все наращивал свою численность, и лишь спустя четверть века в Баргузинской тайге популяция соболя была восстановлена. Работы ученых Баргузинского заповедника дали возможность запустить процесс восстановления численности соболя во всей Сибири.

df8e5fe6b9d4
Е.М.Черникин

В Баргузинском заповеднике на кордоне Давша 45 лет прожил замечательный ученый Евгений Михайлович Черникин, занимавшийся изучением баргузинского соболя. Евгений Черникин одним из первых начал применять метод индивидуального мечения соболей. За этими исследованиями стоял невероятный труд – сотни километров маршрутов тропления по снегу, рискованное лазание по деревьям и скалам. Чтобы поймать соболя, нужно было с собакой загнать его на дерево, а потом залезть туда с помощью специального снаряжения – стальных «когтей», изготовленных, к слову, не где-нибудь, а в институте электросварки имени Патона в Киеве, и страховочного пояса — как у электромонтажников. Соболюшки при этом отчаянно уркали и кусались. Пластиковая «сережка» устанавливалась на ухо зверьку. Этот метод – такой простой по своей идее и такой трудный в исполнении, дал невероятное количество данных – о продолжительности жизни соболя в природе, об индивидуальных особенностях поведения, структуре и динамике популяции соболей, дальности их миграций. Как оказалось, некоторые особо беспокойные соболюшки могли убегать на расстояние до 300 км от границ заповедника! Было изучено питание зверьков в различные сезоны и в разных биотопах, выяснены сроки гона и появления молодняка, величина выводка, особенности развития соболят – словом все то, что называют основными чертами экологии и биологии этого вида. Его работы – бесспорная основа всех современных мониторинговых исследований соболя, причем не только здесь, но и в целом в Сибири. Весной 1985 года Е.М.Черникин оказался единственным, кто смог поймать живого соболя для знаменитого Джеральда Даррелла, совершавшего тогда поездки по заповедникам СССР. Даррелл был невероятно рад, особенно ему понравилось кормить соболюшку с руки сгущенкой – соболи очень любят это лакомство.

DPP_0048a26x39
Фото А.Мурзаханова

С 1986 года заповедник имеет статус биосферного: он включен в сеть природных биосферных резерватов по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера». Баргузинский заповедник – первое научно–исследовательское учреждение на Байкале, и за прошедшие 100 лет здесь практически не прерывалась научная и природоохранная деятельность. С 1936 года ведется «Летопись природы», первые научные труды выпущены в 1948 году. С заповедником связаны имена замечательных ученых, классиков биологической науки и заповедного дела – С.Турова, П.Мантейфеля, С. Фолитарека, Л.Тюлиной, Ю.Баевского, О.Гусева, П.Филонова, Н.Скрябина. Огромная работа по мониторингу ведется и сейчас, доклады ученых заповедника звучат на всех научных конференциях.

тюл
Л.Н. Тюлина, доктор биологических наук, выдающийся геоботаник (слева)
Ананин Александр Афанасьевич - зам. директора по научной работе, доктор биологических наук
Ананин Александр Афанасьевич — зам. директора по научной работе, доктор биологических наук

В наши дни Баргузинский заповедник – один из самых активно развивающихся, с отличной слаженно работающей, по большей части, молодой командой. Михаилу Евгеньевичу Овдину – директору «Заповедного Подлеморья – самому молодому из всех директоров заповедников России, досталось командовать тем из них, что имеет самую длинную историю.

DSCN5084
Михаил Овдин, директор ФГБУ «Заповедное Подлеморье»

Михаила трудно застать на месте – он должен быть минимум в десятке мест одновременно: текущие дела, а сейчас еще и подготовка к столетнему юбилею занимают все его время. Новые реалии уже не требуют от директора ООПТ ходить по тайге на лыжах с понягой на спине или путешествовать на лошади по дальним тропам. Но и теперь ему нужно быть одинаково хорошим хозяйственником, дипломатом и психологом, разбираться во множестве дисциплин – экономике, экологии, строительстве, даже в дизайне и музейном деле, досконально знать свою территорию, людей, соседей, изучать и использовать опыт коллег, говорить на одном языке и с инспектором, и с научным сотрудником.

Большая забота заповедника – состояние рыбных запасов Байкала. Заповедный Чивыркуйский залив – настоящий «рыбный садок» Байкала, одно из немногих сохранившихся нерестилищ всех видов рыбы, обитающих в озере. В последние 6 лет идет непрерывное сокращение численности омуля. Изменилось поведение косяков. Рыба собирается, держится в заливе, а в реки идет неохотно. Здесь дело не только в браконьерстве, это природные процессы, которые пока еще никто не объяснил. В 2016 году омуль пошел на нерест в реки Большой и Малый Чивыркуй на месяц позже обычного. Это небывалое смещение сроков остается пока загадкой. Среднегодовой заход рыбы в нерестовые реки, по оценке Байкальского Госрыбцентра, на сегодня снизился в 5 раз. Оценку состояния омулевого стада на Байкале делают по двум рекам – Селенге и Верхней Ангаре. И состояние их критическое.

IMG_9431Принято решение о полном запрете промысла омуля на 5 ближайших лет. В заповеднике стремятся не только сохранить ту систему мониторинга, которая выстраивалась на протяжении 100 лет, но и привнести сюда новые  методы. Начинаются исследования по всем основным нерестовым рекам национального парка и заповедника, закупаются акустические комплексы для оценки популяции рыб, которые заходят в реки. Станет возможным мониторить динамику численности рыбы, прогнозировать, сколько придет на следующий год. Если раньше методом учета рыбы был отлов – теперь не будет наноситься никакого ущерба популяции.

И конечно на первый план выходит тема борьбы с браконьерством. Именно в Заповедном Подлеморье трудится сейчас ставшая знаменитой оперативная группа «Баргузин» под командованием старшего госинспектора Артура Мурзаханова.

IMG_9461 (2)
Артур Мурзаханов, командир опергруппы «Баргузин»

Здесь, на Байкале, где привыкнув к безнаказанности, браконьеры покупали в кредит дорогостоящие лодки с моторами и за сезон на омуле отбивали эти миллионы рублей, им впервые так напомнили о законе, что они просто опешили. Год назад – осенью 2015г. на площади в поселке Усть-Баргузин собрался несанкционированный браконьерский митинг – жертвы природоохранного законодательства возопили – «Избавьте от Мурзаханова!!!» Они очень удивились, когда не нашли сочувствия ни у власти, ни у СМИ. А сам он ответил им так: «Даю слово офицера – ловил вас и буду ловить!» И тогда началась война нервов, провокации, угрозы. Среди тех, кто заинтересован в незаконном лове омуля, значатся серьезные тузы самого разного уровня. Эта война еще далеко не окончена…

IMG_9926Но сейчас – время поздравлений. Подлеморцы готовятся к празднику. Они уверенно готовы вступить в свое новое столетие. К празднику готовятся и в Байкальском заповеднике – именно там будет дан символический старт юбилейному Году особо охраняемых природных территорий. Мы поздравляем наших Байкальских коллег – они достойно продолжают труды своих основателей – первопроходцев заповедного дела. Мы поздравляем всех, кто трудится на заповедных территориях – это праздник для всех!

А в заповедном созвездии юбилейный 2017 год зажжет новые звезды. Будут созданы национальные парки — «Сенгилеевский» в Ульяновской области, «Ладожские шхеры» в Карелии, «Зигальга» в Челябинской области, государственные природные заповедники «Ингерманландский» в Ленинградской области, «Васюганский» в Томской и Новосибирской областях. Планируется расширить ряд других природных территорий, а также создать федеральный заказник на архипелаге Новосибирские острова.

IMG_6692a24x30
Фото А.Мурзаханова

Сегодня, 11 января 2017 года – не просто юбилейная дата. То, как воспринимают ее в заповедном сообществе, как готовятся к этому празднику в самых дальних заповедных медвежьих углах, как старательно люди пишут поздравления, подбирают фотографии, монтируют ролики, то, как затевают новые классные дела, как трогательно вспоминают друзей – близких и дальних, и тех, кто уже ушел – это не только символично. Это – наша жизнь. Это – наша работа. Трудная, прекрасная. Любимая работа.

Ей всего 100 лет – сколько еще впереди!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ