Наталья Александровна Березина

840
ПОДЕЛИТЬСЯ
Березина Наталья Александровна
Практически с момента образования национального парка «Русский Север» (http://russever.region35.ru/about-us/history) на его территории работали экспедиции геоботаников МГУ им. М.В. Ломоносова, внесших свой огромный вклад в раскрытие тайн этого замечательного места. В состав экспедиций входили Наталья Александровна Березина, Мария Георгиевна Вахрамеева, Наталья Константиновна Шведчикова, Людмила Ивановна Абрамова. Одним из результатов экспедиций стал выпуск из серии «Флора и фауна национальных парков» —«Сосудистые растения национального парка «Русский Север». Совместно с ботаниками Вологодского педагогического университета, сотрудниками национального парка найдены и подтверждены находки 23 редких и прекрасных представителей семейства орхидных! Другая работа Натальи Александровны и ее коллеги Марии Георгиевны Вахрамеевой посвящена загадочной ферапонтовской земле — «Ботанические экскурсии в окрестностях Ферапонтова». При непосредственном участии Натальи Александровны Березиной (руководство исследовательской работой для написания кандидатсткой диссертации, соавторство) выпущены две монографии — «История лесной растительности национального парка «Русский Север» (автор Афанасьева Н.Б.) и «Почвы национального парка «Русский Север» (авторы Копцик Г.Н., Чижикова Н.П.,Копцик С.В., Ливанцова С.Ю., Мурашкина М.А., Березина Н.А., Вахрамеева М.Г.). К сожалению многих из тех, кто стоял у истоков создания национального парка, уже нет в живых, но память, хранимая теми, кто с ними прошел не один километр Кирилловской земли, жива… Третьего декабря 2015 года ушла из жизни Наталья Александровна Березина. Здесь мы приводим воспоминания близких ей людей.

Ученый, просветитель…

Наталья Александровна – выпускница кафедры геоботаники биологического факультета Московского государственного университета. В 1969 г. защитила кандидатскую диссертацию под руководством известного болотоведа С.Н. Тюремнова. Работа, посвященная методическим основам палинологии, не утратила актуальности в настоящее время. К ней неизменно обращаются коллеги, стремящиеся к подробной расшифровке истории растительности, точной интерпретации и глубокому пониманию  процессов преобразования ландшафтов. Исследование аспирантки Н. Березиной, ставившей полевые эксперименты, чтобы понять, как формируется спорово-пыльцевой спектр, поддержал всемирно известный академик В.Н. Сукачев, в конце жизни придававший огромное значение развитию прямых методов изучения истории растительности.

С легкой руки своих выдающихся учителей Н.А. Березина стала основателем в нашей стране палеофитоценотического направления, акцентирующего внимание на подробном изучении истории фитоценозов. Ее школу прошли исследователи, занимавшиеся изучением истории растительности, разработками научно обоснованных рекомендаций для сохранения и восстановления естественных природных ландшафтов на многих охраняемых территориях страны от Дальнего Востока и Тувы до Твери и Смоленска. Взгляд на природные явления с самых разных сторон, привлечение разных методов исследований, моногоаспектность интерпретаций – то, что концентрировало вокруг Натальи Александровны людей самых разных специальностей.

В 1970-80-е гг. исследования истории растительности Н.А. Березина продолжила в Западной Сибири. Проблема сохранения и восстановления природы в регионе освоения обширных топливных месторождений стала темой многолетних экспедиционных работ на болотах Тюменской области.

Березина Н.А. в вертолете во время экспедиции в Западную Сибирь, 1969 г
Березина Н.А. в вертолете во время экспедиции в Западную Сибирь, 1969 г
Березина Н.А. во время экспедиции в Западную Сибирь, сидит справа, 1969 г
Березина Н.А. во время экспедиции в Западную Сибирь, сидит справа, 1969 г

В 1990-е гг. Н.А. Березина руководила изучением современной растительности и ее истории на территории национальных парков «Русский Север» и «Смоленское Поозерье». В 2000-е годы курировала палинологические исследования в Центральном лесном заповеднике и на исторически важных территориях Подмосковья. Особое внимание ею всегда уделялось проблемам изменения естественных природных ландшафтов под влиянием деятельности человека.

Березина Н.А. с коллегами в национальном парке Смоленское Поозерье, справа, 1999 г
Березина Н.А. с коллегами в национальном парке «Смоленское Поозерье», справа, 1999 г

Знание истории и наук о Земле, увлечение исторической географией, интерес к истории ландшафтов сопровождали все проекты Натальи Александровны, в которые она вовлекала своих коллег, учеников и знакомых самых разных специальностей.

Мы всегда чувствовали ее особый интерес к гуманитарному знанию и его соединению со знанием естественнонаучным. Она трепетно поддерживала любые исследования материалов гуманитарных наук как источников природоведческой информации: житий святых, летописей, средневековых грамот, мемуаров, литературных произведений, данных из археологических раскопов и этнографических находок. Был удивителен и ее интерес к языку – от антропологических проблем глоссогенеза до ономастики и топонимики. Топонимика как источник сведений о природе — предмет ее переписки с географом, известным вологодским специалистом и автором целого ряда книг  по топонимике А. Кузнецовым.

Наталья Александровна Березина на ботанической экскурсии в НП Русский Север, 2006 г
Наталья Александровна Березина на ботанической экскурсии в НП «Русский Север», 2006 г

Профессиональным историком, изучавшим экономическую историю Русского Севера, стал сын Н.А. Березиной Александр Гудков. Материалы о традиционных северорусских сельскохозяйственных практиках, развивавшихся в Белозерье, интересные экологические интерпретации традиций северного природопользования были собраны ими в ходе совместных исследований в Национальном парке «Русский Север». Насыщены неожиданными историческими и природоведческими сюжетами и экскурсии, которые ведет в музейном объединении Кирилло-Белозерского монастыря дочь Натальи Александровны – художница Елена Гудкова.

Не иссякавший интерес к миру в самых разных его проявлениях – от кулинарии до космоса. Интерес к человеку – от валеологии до философской антропологи. Глубокий интерес к окружающим людям, бесконечное внимание к любому их творчеству и интеллектуальным увлечениям. Такой мы знаем Наталью Александровну Березину.

Радость от умных книг. Радость от разделения этой радости. Действительно, «совместно прочитанные книги сближают сильнее совместно нажитого имущества» (М.Л. Гаспаров).

Наталья Александровна — серьезный, скрупулезный и доброжелательный рецензент и оппонент. Блестящая эрудиция, неожиданные и богатые ассоциации. Сдержанность и бесконечная тактичность в высказывании неудовольствия. Бескорыстное стремление помочь исправить, улучшить.

Конечно, Наталья Александровна Березина – восхитительный преподаватель. Вдохновляющий. Она очень любила и хорошо знала «в лицо» растения. Заражала любовью к ботанике. Вела спецкурсы спорово-пыльцевого анализа и болотоведения на кафедре геоботаники МГУ, а также в течение многих лет читала курс Экологии растений для геоботаников и физиологов растений. Н.А. Березина преподавала ботанику у нескольких поколений почвоведов, являлась руководителем их полевой практики по ботанике. Всегда легко, с обилием интереснейших примеров. С огромным уважением к классикам науки и чуткостью к новым направлениям. Незабываемы ее занятия в Музее землеведения МГУ.

Много лет Наталья Александровна Березина была преподавателем действовавшего в МГУ Факультета повышения квалификации работников вузов. Не жалела никакого времени и абсолютно бескорыстно делилась всеми имеющимися материалами с коллегами, приехавшими на курсы. По их запросу и по заказу географического факультета МГУ в 2009 г. издательство «Академия» издало учебник Н.А. Березиной по Экологии растений (в соавторстве с ученицей и коллегой Н.Б. Афанасьевой) для студентов разных биологических и экологических специальностей. В 2011 г. в издательстве МГУ вышло большое учебное пособие «Введение в экологию растений», рассчитанное также для магистров, аспирантов и преподавателей. Одобренные Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию в 2016 г. эти востребованные учебники переиздаются издательствами Юрайт и ИнфраМ.

Наталья Александровна – удивительный руководитель студенческих курсовых, дипломных и аспирантских работ. Очень внимательная к каждому молодому исследователю и к каждой разрабатываемой теме, трепетно относящаяся к идеям юных авторов и щедро делящаяся своими идеями. Дающая большую свободу в работе и постоянно тактично поддерживающая на всех ее этапах. Свое внимание, не считаясь со временем, она неизменно дарила  и обращавшимся к ней за помощью и советом коллегам из регионов, молодым ученым из других университетов и институтов.

Наталья Александровна Березина. Беззаветно преданный науке, культуре и образованию человек. Просветитель. Учитель. Без пафоса, без «героизма». Вдохновляющий пример успешного, счастливого и незаменимого человека.

Афанасьева Наталья Борисовна, зав. кафедрой биологии Череповецкого государственного университета, ученица, коллега и соавтор Н.А.Березиной.

 

Западная Сибирь, Березина Н.А. справа, 1969 г
Западная Сибирь, Березина Н.А. справа, 1969 г

Учитель, друг, коллега и просто мама…

Наталья Александровна Березина известна в научном сообществе, прежде всего, своими исследованиями в области биологии, — ботаники и экологии растений. Однако ее научные интересы простирались гораздо шире, и ее коллеги попросили меня осветить еще одно направление – ее работу в области истории. Для меня это оказалось неожиданно сложной  задачей, так как в данном случае мне придется писать о ней как об ученом, об учителе и о коллеге, в то время как для меня она всю жизнь была просто мамой.

Ее интерес к Истории был заложен еще в детстве, — ей очень повезло с учителем истории в школе, которого часто вспоминали ее школьные подруги на их традиционных встречах, проходивших и у нас в доме. «Без истории нет теории», — часто повторяла она, немного переиначивая известную цитату. Интерес к Истории, а также любовь и преклонение перед МГУ им. Ломоносова, передались и мне, обусловив мой академический выбор, включая поступление на Истфак МГУ. С этого момента я могу писать о ней уже как о коллеге.

Прежде чем переходить к чисто исторической проблематике, хочу отметить ее вклад в формирование новых подходов к использованию методов палеоботаники для исторических исследований. Напомню, что классическая палеоботаника занимается реконструкцией флоры различных исторических (геологических) периодов на основе изучения окаменевших остатков растений. Однако мало кто знает, что даже живое растение может содержать уже «окаменевшие» частицы, состоящие из прочного кремния и способные сохраняться в земле тысячелетиями. Это —  так называемые «фитолиты» или микроскопические «растительные камни», имеющие характерную форму для разных семейств растений. Еще одним источником интересной для историка информации является цветочная пыльца. Каждая пылинка представляет собой сверхпрочную капсулу с генетическим материалом, уникальной  для каждого вида растения формы. Анализ содержания пыльцы различных видов растений в образцах почвы позволяет с точностью воссоздать растительный покров в соответствующий период времени, а также культивируемые культурные растения, то есть – тип хозяйства. Этот метод был усовершенствован и использован для воссоздания исторических ландшафтов в российских заповедниках и нацпарках, а также стал источником научного знания и для историков.

Последние годы жизни Натальи Александровны были связаны с Национальным Парком «Русский Север». Территория Вологодской губернии была объектом и моих исследований, результатом которых стала кандидатская диссертация по экономической истории Русского Севера конца XVIII – начала XIX века.  Основной вопрос, на который у историков не было ответа, звучал следующим образом: как Вологодская губерния могла являться экспортером товарного зерна, если с собственных полей получала хлеба в два раза меньше, чем нужно было на прокормление собственного населения? Не буду вдаваться в детали, но эта тема неожиданно подняла чрезвычайно малоисследованную тему употребления в пищу дикорастущих хлебных заменителей. Все слышали лишь о муке и лепешках из сосновой коры, упоминавшихся, в частности, у Салтыкова-Щедрина, как свидетельство крайней нищеты и голода. При этом мало кто знает, что на Севере за этой корой, являвшейся источником витаминов, как осенью за грибами, весной отправлялись представители самых разных  слоев населения, в том числе и вполне обеспеченных.

Наталья Александровна в экологическом лагере, НП Русский Север, 2000 г.
Наталья Александровна в экологическом лагере, НП «Русский Север», 2000 г.

Кроме особым образом приготовленной сосновой коры, в распоряжении коренного угро-финского населения Русского Севера было огромное количество и других дикорастущих хлебных заменителей, служивших мощным пищевым резервом на случай неурожая. Большая часть этих растений являются водно-болотными, где они встречаются в виде обильных зарослей. Исторические источники содержат чрезвычайно скудную информацию о дикорастущих растениях, игравших роль пищевого резерва и помогавших выжить в годы неурожаев. Проблемой было и то, что при упоминании подобных растений источники давали местное, диалектное, народное или устаревшее  название. Выяснение, какое именно растение имеется в виду, подчас требовало целого расследования. Иногда правильный ответ давали старые ботанические справочники, а иногда подсказками служили и топонимы, и гидронимы. Когда мне удавалось отыскать в архивных документах упоминание о каком-то новом пищевом растении, Наталья Александровна с огромным интересом и научным азартом включалась в работу по установлению его латинского названия. Наградой за эту работу  и за этот интерес стала возможность, проезжая по заповедным местам Русского Севера, понимать, что названия многих деревень, рек и озер были  образованы от местных названий того или иного растения, ставшего для жителей спасением от голода в тот или иной тяжелый год.

Вот эта потрясающая способность Натальи Александровны рассказать увлекательную и запоминающуюся лекцию о любой былинке на дороге, или о названии населенного пункта, промелькнувшего мимо окна машины, воплотилась, в том числе, и в ботанических экскурсиях в окрестностях Ферапонтова. Экскурсии эти начались по просьбам «местных» жителей, — многочисленной компании биологов, филологов, художников, историков и много кого еще, влюбленных в этот северный край и ежегодно проводящих там по несколько летних месяцев, кто — работая, а кто – отдыхая. Сначала эти между делом рассказанные ею истории просто с восторгом пересказывались друг другу, а потом матушку попросили выделить время и провести полноценную экскурсию. Затем экскурсии стали традицией, а потом были изданы отдельной книгой, которая так и называется:  «Ботанические экскурсии в окрестностях Ферапонтова».

Думаю, что большинство людей, которые ее знали, такой и запомнили ее, — в окружении заинтересованных слушателей рассказывающей что-то потрясающе интересное на какой-нибудь лесной тропинке. Наталья Александровна похоронена там же – в Национальном Парке «Русский Север», в окрестностях Ферапонтова, на старом кладбище недалеко от Ферапонтова монастыря.

Александр Гудков, кандидат исторических наук.

 

Не люди умирают, а миры

Мир Натальи Александровны Березиной состоял в самоотверженном служении науке, ее ученикам (ученым, аспирантам), служении-помощи коллегам, служении семье.

За 61 год дружбы с Натальей Александровной я поняла, что более интересного собеседника, я бы даже сказала просветителя в различных сторонах научной истории России, уже никогда не найти. Мне зачастую приходилось обращаться к ней для уточнения терминов в англо-русских текстах в журналах National Geographik, Nature, а также сугубо научных изданий (я долгие годы работала редактором английской научно-технической литературы и документации, вела тетради терминов). Широкая образованность Натальи Александровны позволяла ей, естественнику, вести компетентные диалоги от антропологии, открытий Дюбуа и Дарвина, генетиков ХХ столетия до сугубых тем психолингвистики, искусственного интеллекта или машинного перевода, позволяя быть в курсе новейших тенденций.

Демократизм, простота, обаяние Натальи проявлялись во всем: не кичилась успехами детей с их заграничными командировками и художественными персональными выставками; могла часами погрузиться в проблему, касающуюся тебя. Помню, как Наташа, забыв об ужине для приехавшего издалека двоюродного брата, разбирала, шелестя страницами справочников, происхождение эндема Pepper Tree: он встретился мне в тексте перевода с английского. Спохватившись, я извинилась. Наташа же кое-что уточнила и позвонила мне на следующий день.

Безоглядно преданной дружбе помню ее в Кустанайской степи Казахстана, когда мы, студенты, отправились на уборку урожая. Она согласилась работать по две смены – на току и сопровождающей зерно на отдаленный элеватор.

Статная, красивая, спокойная, с неизменной доброжелательной улыбкой…

Помимо болотоведения, луговедения и преподавания их студентам Наталья Александровна некоторое время занималась ландшафтными работами и проектированием на земельных участках вблизи церквей и монастырей (годы 1991- 1996). Ее доклад на конференции вызвал массу уважительных отзывов и сообщений в прессе. Положительный отзыв выпал и на долю учебника по экологии, написанного ею в соавторстве.

В этом же издательстве готовилась моя книга научно-популярных статей и переводов «Сто лет доброделания». Наташе она понравилась, она попросила принести еще 2 экземпляра к ней в Больницу Патриархии, где ей была сделана первая операция. Книги мои (наверное, и свой учебник по экологии) она подарила врачу и медсестре.

Находясь на больничной кровати в коридоре (даже и после операции) Наташа ничуть не сокрушалась по поводу всем нам заметных недостатков в медицине.

Вообще Наташиной скромности, сдержанности в оценках людей, событий завидуют многие из нас. И помнят, и любят. И верят, что нам обещана встреча где-то там, за облаками…

Моисеева Татьяна Николаевна

Наталья Александровна в национальном парке Смоленское Поозерье, слева, 1999 г
Наталья Александровна в национальном парке «Смоленское Поозерье», слева, 1999 г

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ